обложка, "Свет Жизни"

Как поддержать проект

PayPal – zelitchenk@yahoo.com
Webmoney – R3087 9210 4504 (рубли), E3482 7888 7745 (евро)
Яндекс-деньги



25.10.15
У сайта "Русский Свет" (russkiysvet.narod.ru) появился не совсем двойник, но брат -http://svet-zhizni.wix.com/russkiysvet . Архивные вещи лучше искать на старом сайте, перспективные и актуальные - а именно, принципы организации - на новом существенно переработаны.
обложка, "Свет Жизни"

Есть ли рыба в мутной воде?

Пятиэтажки. Маленький мазок на огромном полотне растаскивания страны. Ну да - многие пятиэтажки стоят на дорогущей земле. Квартирки-то сами слова доброго не стоят, но земля... Причем, здесь ведь тоже как? Гектар такой земли стоит не в сто раз больше, чем сотка, а в десять тысяч раз. Земля под одним домом не слишком дорогая, а вот земля, занимаемая кварталом – дорогущая. В общем, большой простор для понимающих. И как тут беззащитных не согнать, не обобрать. Всюду обираем, а здесь нет? А почему, собственно?

Это одна сторона медали. Вторая еще проще. В абсолютном большинстве своем обираемые власть обожают и поддерживают. А отжим как таковой никакого у них внутреннего протеста не вызывает, если только отжимать не у него лично. Крым наш!

Люди эти совсем не дураки. Дураков у нас нет. (Когда речь о своем.) Но вместо того, чтобы кричать "Путин, уходи!", они кричат "Путин, помоги!". Лозунги у них не политические, политически они все, как один, за батьку.

Ну, так и какой смысл нормальному человеку (или группе нормальных людей) в это ввязываться?

Если бороться за правду, против воровства, то нужно не пятиэтажками заниматься, а готовить смену экономической, как говаривали коммунисты, формации. Не с единичным и не слишком даже масштабным случаем разбираться, а со всей этой системой, позволяющей растаскивать общее достояние по нескольким карманам.

Если же робингудствовать, бороться за права обиженных Собяниным, то тут нужны лозунги даже не политические, а нравственные – "Нет отжиму!", "Нет разводкам!", "Нет групповому эгоизму!" и, естественно, "Виновных к ответственности!". А бороться против эгоизма девелоперов за эгоизм жильцов – это как-то странно...

В общем, не видно смысла. А с дальнобоями, какой смысл? Когда они тоже всей душой за политику партии, кроме одного частного ее проявления, кроме "Платона". Это же взрослые мужики. Всё понимают. Или должны всё понимать. Что же мы с ними, как с детьми. Хорошо "Платон" или плох, но у него есть свои выгодопреобретатели. И если "Платон" плох, то опять-таки бороться нужно с системой, его рождающей, а не с отдельными проявлениями этой системы. Мужики, понятное дело, это понимают. Но связываться с системой не хотят. По разным причинам, неважно даже по каким. Ну, и бодайтесь пока не поумнеете. Флаг в руки. Зачем в это лезть?

Есть зачем лезть. Можно лезть за политическим капиталом. Вот побегает Митрохин по митингам против реновации и выбегает немного голосов для "Яблока". А "Яблоку" и немного – много. Или кто-то другой подсоберет себе немного голосов на поддержке дальнобоев.

Так рассуждают оппозиционные политики. И рассуждают совершенно неправильно. Потому что никаких голосов верных путинцев эти "предатели родины" не получат. Одним своим выхлопом машина Киселева-Соловьева весь этот их политический капитал пустит по ветру. Им для этого и креативности особой не понадобится.

Вода стихийного ("экономического") протеста мутная. И рыба хорошей жизни в ней не водится. В ней даже рыбешка электоральных перспектив либералов не живет. Уж слишком мутная вода.

Надежный политический капитал можно добыть только на правде. А правда несовместима с заигрыванием с протестующей публикой. Правда, честный разговор должны быть разговором о главном: о причинах болезни и о способах эти причины устранить. Причины же эти не в том, что у нас наверху плохие люди, а в том, что хорошие там быть не могут. Если ненароком кто хороший наверх и попадет, то моментально испортится. Потому что система наша заточена не на хорошее, а на плохое. На то, чтобы дать каждому унести сколько он может. Не озираясь на всякие глупости, вроде переживаний, что тому, кто таскать не приспособлен, ничего не останется.

И чтобы менять эту систему, мало смести первое лицо. Нужно менять всё. Абсолютно всё. Как? Вот об этом и нужно говорить – как? Начиная этот разговор с того, НА ЧТО мы хотим поменять имеющееся. Это будет честным, серьезным и взрослым разговором. Который может сплотить честных и серьезных людей.

А защищать крымнашистов от отжима со стороны их кумиров во власти – это то же, что носить воду в решете: штаны мокрые, а воды, как не было, так и нет.        
обложка, "Свет Жизни"

Только не надо про узбека

Я не знаю, что заставило Усманова стать видеоблогером. Да, грешным делом, и не хочу знать. Может – обида. А может – кураторы. Не знаю. Не это интересно, что заставило. Интересно – что мы увидели. Усманов захотел показать себя людям. Показал. И что?

Только не надо про узбека, про хана, про восточного царька... От этого всего такой запах идет... Такая, простите, вонь... Не надо этого. У нас к узбекам претензий быть не может. Мы пользовались в войну их гостеприимством. И мы насадили в их цветущем саду монокультуру, причем, в разных смыслах. А их самих превратили в негров на плантациях. Мы не довкладывались в развитие УзССР. Мы терпели и поощряли байство – так центру было удобней. А вместе с ним – и нищету. А потом мы выкинули Узбекистан из СССР. А еще потом мы позволили себе ксенофобию по отношению к узбекам, ищущим лучшей жизни в Москве. В общем, как и везде в подобных вопросах, и здесь мы отнюдь не белые и совсем не пушистые. Так что не надо про узбека...

Не в этом дело. Увидели мы другое. Мы увидели русского мультимиллиардера, нового русского. Что это за человек? Каков его культурный уровень? Какие взгляды на жизнь? Какая мораль? Всё это он нам сам 12 с лишним минут демонстрирует. Заканчивая свой монолог выразительнейшим "плевать мне".

Ну, и спасибо. Такое и так откровенно про хозяев жизни, про экономическую элиту увидишь не часто.

Что тут скажешь? Так, чтобы без эмоций. Без хлестких словечек.

Трудно без хлестких. Потому что зрелище уж больно яркое. Но я всё же попробую.

Украина так и не смогла простить Януковичу его уголовного прошлого. И дело не в том, что он там сидел или что рос в весьма специфичной социальной среде. Дело в том, что и среда эта, и тюрьма настолько въелись в "проффесора", что отмыть их совсем оказалось невозможно. Такое не отмывается. Это, правда, не помешало украинцам сделать Януковича президентом. Но стерпеть его президентство они к своей чести не смогли.

Но уголовная аура у Януковича все же куда менее яркая, чем у моего героя. Двенадцать минут нам показывают, да нет – не показывают, человек сам себя показывает, не мещанина во дворянстве (тот пытался оторваться от своей среды, подняться над собой – что и показалось Мольеру таким забавным), а показывают нам новое дворянство: человека из уголовной среды, и опять не так, не происхождение здесь важно, а ментальность – человека уголовной ментальности, ставшего одним из самых богатых людей РФ. А заодно – и Швейцарии с Англией. Как? Ну, это не вопрос. Известно, как у нас добывают богатство – берут у тех, кто им распоряжается. Как берут? И это известно...

Известно, и что с добытым богатством делают. Тоже не мадридского двора тайна – жируют. С соблюдением минимальных приличий – отщипывая крохи в виде налогов и благотворительности. Но в целом – жируют. Что-то, естественно, уходит и на поддержку источников богатства. Но сравнительно немного – на уровне подкрасить. Остальное же – в кубышку, в надежные западные инвестиции, на роскошь...

Потому что такая душа – душа уголовника. С тыканьем, с распальцовкой, с несловом правды... Помните у Булгакова? "Я теперь председатель, и сколько ни накраду – все, все на женское тело, на раковые шейки, на Абрау-Дюрсо. Потому что наголодался в молодости достаточно, будет с меня, а загробной жизни не существует". Ну, понятно, что по мере роста состояния дело раковыми шейками не ограничивается – потребности-то растут.

Вот это со всей откровенностью и продемонстрировал нам один из крупнейших бизнесменов. Но, если бы он был один такой, то об этом не стоило бы и писать. Но беда в том, что такова вся наша экономическая элита. Практически – вся.

И много бОльшая беда, что иной она и стать не могла, и быть и не может. Деньги добывались через попирание всех нравственных норм. Обман и воровство были здесь еще самыми незначительными грехами. Препятствия на пути восходящих бизнес-звезд одолевались и куда более жесткими методами. И что совсем ужасно – под молчаливое одобрение либеральной интеллигенции, бормочущей что-то про первоначальное накопление...

Я не хотел бы в данном случае циклиться на Усманове. Не в нем одном здесь дело. Таково в той или иной мере всё сословье. Неважно, из путинского круга это люди или из допутинского. Иначе и быть не могло. И не может. Большой бизнес требует уголовной ментальности. Вот в чем дело. Везде так? Нет, не везде. Только у нас. В нашей "экономической модели".

Если Навальный начнет сейчас пропускать жизнь Усманова через рентген (не уверен, что он этим займется), то позитивным в таком просвечивании будет только прецендент. Ну и, конечно, методология просветки. Есть десятки богачей, по отношению к которым эта методология могла бы (должна бы) быть применена. Обществу необходимо понимать, в чьих руках оказалось его национальное богатство.

Но еще важнее понимать, что дело здесь не в конкретных личностях. Дело в самом подходе, когда владелец национального богатства имеет право распоряжаться им по своему произволу: захотел – на развитие, захотел – на благотворительность, захотел – на Абрау-Дюрсо... И чтобы деньги в его кармане никто не считал. И чтобы собственность священна.

Нужно четко понять, что двушка в пятиэтажке и металлургический завод – это разные собственности. И что священна из них только первая. Со своей квартирой ты можешь делать что хочешь. Но не со "своим" заводом или месторождением. При распоряжении заводом и доходами от завода должны быть установлены строгие ограничения – чего делать с этими доходами нельзя. Например, нельзя покупать английские футбольные клубы.

И вот здесь мы подходим к главной проблеме. Со стороны либеральной, то есть наиболее развитой в нравственном отношении части общества, эти мои слова вызовут бурю. Как так!?! За что боролись? Частная собственность священна!!! Развитое нравственное сознание не гарантирует развитого интеллекта.

И сколько же нам еще придется набить шишек, чтобы понять, что проблема здесь не в том, чтобы отнять богатство у людей с ментальностью уголовников и передать людям с ментальностью святых? И не в том, чтобы циклиться на этнических корнях хозяев жизни. А в том, чтобы поменять саму экономическую модель. В том, чтобы сделать ее гораздо более социальной. И не хвататься за сердце – ах, опять коммунизм!..

Я говорю не про коммунизм.
обложка, "Свет Жизни"

Так тоже не получится

У нас среди элиты интеллектуальной, умных ребят, с давних пор в большой моде цинизм. В общем, все как бы и за хорошее против плохого,  все вроде и нормальные ребята, но... Но какой же умный без доли пессимизма, или лучше сказать – скептицизма, так приятней звучит? И какой же умный без толики цинизма? Это уже не умный никакой получается, а так дурачок восторженный... Как сейчас стали говорить, тьфу на него...

Отсюда и претензия-пожелание к, ну скажем, к Навальному как символу, алегории, если хотите, протестной альтернативы. Что ты нам про банальности твердишь – что воруют? Мы о том, как воруют, лучше тебя знаем. Еще тебе рассказать можем. Нет – ты мне скажи, чем мне, мне лично, будет лучше при царе Леше? Вот что мне важно. Какая у тебя на этот счет программа? Согнать путинских с финансовых потоков и поставить навальновских? Или есть еще что-то? И если есть, то что? Поделись.

Так подходят к вопросу далеко не самые бедные люди из вторых, третьих, четвертых эшелонов власти – исполнительной, законодательной, СМИ-шной и прочей судебной. Это те скромные герои наших дней, на чьих плечах и покоится вертикаль нашего самодержавия.

Плечами своими они хорошо чувствуют, что трон покачивается. А головой понимают, что падение трона им ничего хорошего не обещает. Потому и держат, и многие даже – из последних сил. Держат, зажав нос от не слишком приятных запахов, струящихся сверху. А что делать? Приходится терпеть. И даже при случае подлизывать источник этих запахов. Такая работа. Такая социальная функция...

Но, конечно, чтобы не потерять остатки самоуважения, время от времени нужно и немного пофрондировать. Да, и в самом же деле, неприятно. И даже не сами запахи – к чему ни принюхаешься – неприятен вид, который открывается, когда смотришь сверху, от подножья трона. Люди-то умные. А кому такое понравится?  

Вот они и готовы поддержать своими ресурсами – медийными, денежными и прочими – такого претендента в цари, который, с одной стороны будет приятней глазу и носу, а с другой – обеспечит им лично сохранение их личных мест в социальной иерархии. Это как минимум. А хорошо бы – и подъем. Чем мне лично будет хорошо при замене царя – вот их главный вопрос. И не станет ли мне лично хуже? Не станет ли, например, больше налоги? Или иные какие неприятные для меня лично новации не угрожают ли?

Я же говорю – умные циники. Прагматики. Нормальные, умные ребята. Я же говорю – интеллектуальная элита. Самые умные. Из наличествующих.

Цинизм, скептицизм, пессимизм – всё это, конечно, формы ума. Но не самого высокого, не мудрости. Циник добивается выигрышей в одном ценой проигрыша в другом и часто – более важном. Скептик же лишает себя возможности творчества, обкрадывает себя. А чего пробовать, когда все равно ничего не получится. На время любить не стоит труда, а вечно любить невозможно. В этом их философия. Философия куриной слепоты.

Локальные исправления нашей развалюхи ни ее не спасут, ни циникам-скептикам жизнь не улучшат. И думать только о себе, о своих личных интересах здесь не дальновидно. Потому что они, эти личные интересы, переплетены с интересами общенародными гораздо теснее, чем это видится цинику. И уже сейчас не получается, и потом не получится у них жить хорошей жизнью среди народа, живущего плохо.

По многим причинам не получится. Не будет уверенности в завтрашнем дне. Не будет безопасности в дне сегодняшнем – немного радости жить под охраной пусть и в золотой, но в клетке – не завидуйте Путину, который сам себя в такую клетку упрятал. Да разве он один? Много вы видели миллиардеров, пьющих пиво где-нибудь в парке культуры?

Но есть и еще одно. Стыдно быть богатым среди бедных. Голос этот, конечно, можно пытаться заглушить. Но червяк стыда все равно будет жизнь отправлять. Вы только посмотрите внимательно на нового видеоблогера, новую звезду интернета. Счастливый это человек? Ну, сами оцените...

В общем, что я хочу сказать? Умным ребятам циникам-скептикам. Не будьте дураками. Понимаю, что всё нажито непосильным трудом. Но не держитесь вы за это такой уж судорожной хваткой. Так не получится. Ничего само не устаканится. И не придет на место злого царя Владимира добрый царь Алексей, который превратит нашу жизнь из кафки в сказку. Ничего этого быть не может. Вы же умные – должны понимать.

А быть может одно из двух. Либо закручивание крышки котла и социальный взрыв. Ни вам, ни детям вашим он не понравится. Даже если он будет и бескровным. Либо – второй вариант: элита интеллектуальная растается со своими родимыми пятнами – цинизмом, эгоизмом личным и групповым, скептицизмом-пессимизмом – и начинает растить светлое будущее. То есть не светлое, конечно, мы же не коммунисты, а БОЛЕЕ светлое. И становящееся всё СВЕТЛЕЕ и светлее.

Что это означает? Это означает психологическую готовность отказаться от части добытого непосильным трудом комфорта. А говоря более общо – готовность делиться. И в частности – деньгами.

Речь не про уравниловку, не про возвращение в совок, не про аскетизм... Я знаю, как непрятна вам сама мысли о дележке. Даже тем, кому и делиться нечем – им мысль эта просто по идеологическим соображениям противна. Всё знаю. Знаю всё, что у вас крутится на языке и готово отстукаться на клавиатуре. Не трудитесь. Речь совсем о другом.

О том, что не только с вашими мифами-фантазиями про Америку в России у вас ничего не получится. Это серьезное препятствие, но только одно. Не менее серьезные – ваши цинизм с оправдывающим его  скептицизмом. За которым стоят жадность и эгоизм.

Этот симптомокомлекс не только делает вашу личную судьбу малозавидной, но и судьбу всего народа, чьей частью, приятно ли вам это осознавать или неприятно, вы являетесь.        
обложка, "Свет Жизни"

Христианские ценности, или антихристианское христианство

Они разные. Разные значения у этого словосочетания – "христианские ценности".

Первое, но и самое редкое – это что, объявляют ценным евангелия.

Другое понимание христианских ценностей, имеющее мало общего с первым, – то, что ценно для тех или иных христиан.

За две тысячи лет называвшие себя христианами жители бОльшей части Земли чего только ни ценили. Всё ценили. За исключением, пожалуй, того, что ценил сам основатель христианства.

Евангелия зовут любить. Исторические христиане за редчайшими исключениями просто были к этому неспособны.

Евангелие объявляет гнев антиценностью (грехом). Исторические христиане, и особенно рьяные защитники христианства, опять-таки за редчайшими исключениями, горели гневом.

Евангелия зовет быть совершенным, как Бог, то есть самосовершенствоваться. И опять-таки, за редчайшими исключениями, рьяные христиане от самосовершенствания, от духовного саморазвития отказывались. Они просто боялись его: как бы не повредить своей, такой хрупкой вере: мало ли до чего можно додуматься, если начать думать.

Так и получилось, что христианские ценности в смысле ценности конкретных людей-христиан были во многом или даже преимущественно антихристианскими. И это касается не только мелочей вроде сластолюбия, или властолюбия, или корыстолюбия, но и центральных для христианства вещей: любви, саморазвития, отказа от идолопоклоничества. Ведь по сути в идола превратили самого Иисуса.       

Но разговор об истории христианства вообще был бы сложным. В этой истории много оттенков, и в разные свои периоды разные христианства были разными и по-разному соотносились с развитием человека: часто помогали, хотя нередко и тормозили. Но не ради этого сложного разговора я начал эту тему. А ради того, чтобы посмотреть на то, что такое христианские ценности "здесь и сейчас" – в РФ в 2017-м году. Что такое наши христианские ценности. Ценности христиан сегодняшней РФ.

И здесь сложный разговор становится предельно простым. Опять-таки за редкими исключениями главной, центральной ценностью сегодняшних христиан является "Бить!". Не "Любить!", а "Бить!".

Бить чужих и бить своих. Бить сильных и, естественно, бить слабых. Об этом кричат рупоры РПЦ. Но это не так важно – об этом кричит душа людей, называющих себя христианами. Желание, потребность бить – главная потребность их, если это можно так назвать, духовной жизни. За это свое право они и борются всеми доступными средствами.

Что это означает, если называть вещи своими именами? Это означает, что наше христианство палки является антиподом христианства любви, антихристианством, а говоря еще проще – бесовством, сатанизмом.

Мне не хотелось бы оскорблять ваши чувства, но придется, потому что чувства ваши, среди которых главное гнев – антихристианские чувства. Это относится, впрочем, не только к гневу, но и к другому вашему главному чувству – к самолюбованию, самодовольству.

Вам кажется, что вы спасаетесь. Но, на самом деле, вы гибнете. И любовь к вам заставляет меня сказать это вам прямо. Гибнете в том смысле, в каком евангелия говорят о погибели. И пытаетесь утянуть за собой все общество, начиная со своих собственных детей.

Вам кажется, что, крестя ваших малюток и с пеленок приучая их целовать иконы, вы ведете их к Богу. В реальности всё наоборот – вы мешаете им приходить к Богу. Их дорога к Богу (как и ваша, впрочем) – через хорошие школы, через образование, через развитие их способностей. Вы же – и сами неучи, и им учиться по-человечески не даете. Зато с пеленок прививаете им ненависть. Учите их и эгоизму – и эгоизму личному, и эгоизму коллективному, который вы называете "патриотизмом", "любовью к родине", хотя для страны такой эгоизм самоубийственен.      

Такое антихристианское христианство крайне необходимо для власти, чувствующей зыбкость своего положения. И поэтому власть такое антихристианское христианство все более откровенно поддерживает, а будет поддерживать еще более откровенно.

Этой власти нужны рабы. Без мысли, без совести, без чувства сбственного достоинства. Иные люди не потерпят ее и недели. А кто еще, кроме антихристианской по сути церкви, может помочь власти в производстве таких рабов? Никто. Отсюда и симфония: одни хотят бить, другие владеют плеткой. В биологии правда это называется не симфонией, а симбиозом – эти два организма нужны друг другу, чтобы жить.

Но для нашей жизни, для жизни всего народа оба эти организма губительны.
обложка, "Свет Жизни"

Мы ничего не сможем, если…

Мы ничего не сможем сделать, если не сумеем предложить альтернативу. Альтернативу привлекательную, созвучную с состоянием душ десятков миллионов.

Альтернатива "всё поломать" может оказаться созвучной. Но с ней мы можем только поломать. Не сделать.

Эта совершенно элементарная вещь понимается очень трудно. Отчасти – из-за мизантропии, презрения к людям: знаем, что им созвучно – водка, халява, соитие, ну, и так далее. Отчасти – из-за интеллектуальной лени: ну, чего изобретать велосипед, когда в Америке уже давно всё придумано, бери и делай. Отчасти – из-за неверия в возможность лучшего...

И первое, и второе, и третье очень приятны для самосознания: чувствуешь себя таким мудрым, таким мудрым... Кто жил и мыслил, тот, понимаешь ты, не может в душе не презирать людей...

И, в самом деле, они того заслуживают. Люди-то. Пасутся себе и никак их не разбудишь...

Но всё дело в том, что под слоем заслуженно презираемой нами коросты души, безжизненной и часто скверно пахнущей, в душе всех людей есть и иное содежание, и иные стремления. Собственно говоря, у "них" – такие же, как у "нас". Потому что в высших разделах души – мы одно. Это, конечно, нашему самомнению неприятно. Но это так.

Всем нам до слёз счастья хочется. И тем, кто еще не запретил себе надеяться, и тем, кто давно запретил: какое такое счастье, нет никакого такого счастья...

Что такое счастье? Как очень точно подметил дед первого ельцинского премьера, это люди понимают по-разному. Для одного счастье – получить машинку. Для другого – машину, в смысле, автомобиль. Для кого-то счастье поржать с друзьями. Для кого-то – попариться в бане. Для кого-то – поваляться с дурочкой. Для кого-то – добиться взаимности. Для кого-то – решить задачу. Для кого-то – полюбоваться закатом. Для кого-то – послушать Баха. Много, очень много разных счастий...

Только одни из счастий более мимолетные, а другие – всегда с тобой. Это зависит от того, на каком этаже психики ты пребываешь. Если внизу, то счастье твое летуче: сладостная вещь – машинка, но быстро надоедает. А вот если повыше, то и счастье твое поустойчивее: моцартовские симфонии могут звучать в душе долго, даже когда ты их вроде и не слушаешь.

Отсюда и подход: хочешь быть более счастливым – поднимайся в своей душе повыше.

Как высоко можно так забраться, я сейчас говорить не буду. Это сейчас неважно. А важно такое устройство общества, которое все время поднимает каждого человека над ним самим, вверх поднимает. И тем самым делает счастливым. Нет, не счастливым, конечно. Делает БОЛЕЕ счастливым. Общество в котором не просто социальные лифты работают, а в котором работают лифты психо-духовные.

Это то, что мы могли бы предложить людям. Если бы это было у нас самих. И тогда бы люди бы пошли бы. Не столько даже за нами, сколько от той трясины, в которую погрузила их наша безмозглость и другие наши нехорошие качества.

Возможно ли это сегодня? Совершенно невозможно. Потому что не тем мы дышим. Не тем заняты наши головы. Нам бы Путина прогнать и Навального посадить. Посадить – в смысле на трон, не в тюрьму же... Дальше этого наши фантазии не идут. Дальше у нас начинаются даже не фантазии, а грёзы, сны наяву. Разбирать их как бы и неловко даже...

Какая реакция на такие мечтания у нормального здравомыслящего человека? Пусть ему и очень не нравится современная власть. Реакция эта одна – отторжение.

Мы могли позволить себе 20 и 30 лет назад выносить наверх Ельцина, не давая себе труда подумать: а что же это мы, братцы, делаем, что выносим? Второй раз ту же глупость повторять у нас даже не то, что нет права, у нас просто не получится. Потому что своей глупостью мы заработали у народа идиосинкразию, не менее сильную, чем когда-то заработали себе коммунисты.

Оставаться такими же глупыми дальше нам нельзя. Оставаться было бы уже не просто глупостью – преступлением было бы. Нам необходимо умнеть, и умнеть – срочно. И срочно менять свой политологический, извините за сленг, дискурс: с разговоров про свободу, демократию, парламентаризм и многопартийность переходить на разговоры о счастье, о любви, о развитии, о творчестве и о взаимопомощи.

Другого пути у нас нет. Другой – только на кладбище.
обложка, "Свет Жизни"

А нужно, в сущности, немного

Это часто слышишь: ну, а ты-то сам-то что предлагаешь? В том смысле, что критиковать-то каждый дурак может. А сам-то?..

Спрашивают даже не чаще всего, а просто всегда спрашивают люди не с намерением получить ответ, а с идеей повысить собственную самооценку. Я, дескать, не потому за общество не радею, что мещанин, а потому что всё равно ничего сделать нельзя. Для такого человека услышать, что можно, – крах тщательно выстроенного на песке самоуважения. Если можно, то он уже не мудрый ничегонеделатель, а бездельник и трус. И это еще в лучшем случае...

Хотя в данном случае трусость как раз не очень при чем. То, что нужно делать, не требует особой храбрости. Тут требуются другие качества – ни на амбразуру, ни в тюрьму я вас не приглашаю.

Но предисловие затянулось. К делу. Сделать нужно, в сущности, немного. Нужно сделать маленькую группу: а) в которой люди помогают друг другу жить и потому им живется лучше, чем людям вне группы, и б) которая постоянно расширяется за счет прибытия в группу тех, кто тоже хочет жить лучше и (а это неизбежно) готов платить за это улучшение определенную цену – жить по правилам группы.

Всё остальное дело времени: по законам цепной реакции или лавинообразования этот снежок быстро станет снежным комом. Если, конечно, он правильно слеплен и будет продолжать правильно лепиться по мере роста.

Вот, собственно, и всё.

Чем должна заниматься такая сначала маленькая, а постепенно всё бОльшая и бОльшая группа? Помогать своим членам расти. В смысле личностного, или, если не боитесь этого слова, духовного роста. Это значит помогать одним учиться, помогать другим реализовывать свои жизненные планы и помогать третьим осмыслять пережитое.

Люди в этой группе должны дарить друг другу то, чем они богаты: знания, мысли, жизненный опыт, просто теплоту души – любовь, ну, и конечно, если кто-то богат деньгами, то и деньги тоже. А что с ними еще можно делать с лишними деньгами? Только дарить. Это инвестиция лучшая.

Казалось бы, очень просто. На практике же оказывается очень трудно. Мы тут попробовали на Фейсбуке попробовать. Социальный, так сказать, эксперимент провести. Не получается. Хоть ты что хочешь делай – не получается. И, должен вам честно признаться, не из-за кровавой гебни.

А из-за чего? Из-за нескольких вещей. Из-за того, что то, что одни люди имеют подарить, другими не востребовано. И наоборот – то, в чем человек нуждается, никто из членов группы подарить ему не может. Например, есть у человека идея проекта. А исполнителей-соработников он на это дело не находит. Или есть у человека мысли, но никому они не интересны. Еще одно препятствие – самодостаточность. Человеку нечего дать другим и ничего от других не нужно. Во всяком случае, ему так кажется.

В общем, как видите Путин здесь виноват не больше, чем Обама – в чистоте наших подъездов. Дело оказывается не в Путине. Дело в нас. В нашем человеческом материале. И в нашем умении строить из этого материала что-то, отличное от общественных уборных. Можно, конечно, и здесь предъявить к Путину претензию, что он нас этому строительству не обучил. Но, думаю, это будет всё-таки слишком строго.

Что делать? А что можно делать, когда не получается? Не пациентта же скальпелем кромсать.  Только учиться. Учиться понимать, каким должно быть устройство этой маленькой группы-снежка. И насколько она должна быть маленькой. Может случиться так, что совсем маленькой она быть не может, а должна состоять, скажем, из тысячи человек. Или – еще больше. Мы пока этого не знаем.

Вот отличное занятие для протеста. Когда, снежок вырастет в снежную лавину, она легко снесет имеющуюся госрухлядь. А до этого трогать ее я бы поостерегся. Рухнуть-то она рухнет. Но на ее месте ничего другого, кроме такой же рухляди, мы не построим. Чертежи у нас с дефектом. Это уж не говоря о том, что руки растут сами знаете откуда. Смени мы Владимира Второго на Алексея Первого, облегчение наше будет не долгим.

А вот если сумеем создать жизнеспособное общество развития, тогда перейдем на совсем новую ступень социальной жизни. А о сегодняшней забудем, как о страшном сне.    
обложка, "Свет Жизни"

Есть или нет?

Вообще-то есть. Только я затрудняюсь с местоимением – "он", "она", "оно" или все-таки "они".

Но есть. Только я затрудняюсь с объяснениями: а что именно есть – Что именно. И не потому затрудняюсь, что объяснить не могу, а потому что знаю – не поймете. И не потому что вы глупые. Вы умные. А потому что не захотите понимать.

И в самом деле – чего напрягаться?

Можно было бы рассказать про идею мира и и ее структуру – при иерархию идеи мира. Можно было бы рассказать, что любая идея при другом взгляде на нее есть вещь ("сгусток организованной идеей материи), а при третьем взгляде – существо, проживающее жизнь этой идеи – от замысла до осмысления.

И показать можно было бы, что то, что аврамические религии именуют Богом, есть не мужик на облаке и не другой мужик со сложной прижизненной биографией, а есть нечто совсем другое – Идея Мира, на которую мы смотрим как на Существо Мира. Можно было бы поговорить и об атрибутах этого Существа (или иерархии существ), которое (которая) похоже(а) на человека, как человек на куклу.

Можно было бы объяснить, что существо это никак не личность, так как атрибуты его надличностные. Можно было бы даже привязать это к тексту Библии и показать, какие смыслы этот текст содержит. Всё это можно. Бы.

Только зачем? Кто это поймет? Верующие? Смешно говорить. Там атрофия интеллекта. Атеисты? Да где они сегодня те атеисты, которые способны оперировать такими понятиями? Смешно...

Вопрос, однако, важный, и нам придется с ним разбираться. Сегодня к Богу в РФ присосались пиявки. Это я так, образно. Люди используют идею Бога в самых грязных личных целях, а именно – чтобы воровать и растлевать. На обычных верующих смотреть без слез нельзя: до чего люди умудряются скатиться! Комсомольцы-атеисты-богоборцы по сравнению с нашими верующими в отношении духовного развития стояли на три ступени выше. Если это оскорбляет чувства этих людей в рясах и без, то чувства эти не религиозные. Это те чувства самолюбования, которые не оскорблять нельзя. Не оскорблять их – то же самое, что не оскорблять чувство собственного достоинства семилетки, убежденной, что дважды два не четыре, а пять. Так что ничего здесь не поделаешь – придется оскорблять. Оскорблять и оскорблять. Пока не начнет доходить...

Но при этом очень важно не выплеснуть с водой ребенка. Если вокруг религии устроили вакханалию, одни по глупости, другие – по подлости, то это не значит, что нужно кричать "Бога нет!".

Нет Бога, каким представляют его Гундяев и Кураев. Да, это фантазия, детская сказка, глупость...

Но есть иной Бог, которого нам необходимо знать. Так как только он задает для нас градиент развития личного и общественного. Мы и шага не сделаем, пока будет оставаться последовательными атеистами, стремящимися построить жизнь на принципах гедонизма – побольше комфорта, побольше удовольствия. Мы с таким мировоззрением абсолютно беспомощны. Нам не нравится мировоззрение 16-го века. Понятно. Но мы пытаемся противопоставить ему мировоззрение 18-го. Что почти также нелепо, учитывая, что на дворе век-то 21-й.
Всю свою историю человечество меняло религии. Атеизм 18-19-го века в некотором смысле тоже был религией. Как и коммунизм 20-го. Сегодня нам нужна иная религия. Религия не веры, а знания.

Сумеем создать ее – будем жить. Не сумеем – будут жить другие. Те, кто сумели.

Мы без этого не сможем ни цели своей увидеть, ни программу движения к цели. А так и будем множить глупости своей юности. И обижаться, что нас не слушают.  
обложка, "Свет Жизни"

Если нельзя подавить, надо возглавить

Винокурова (подруга Потупчик, это от правых), Шувалова (депутат Мосдумы от КПРФ), Галямина (от либералов) и четверо "неполитических".
Что им разрешили и почему? Разрешили порулить народным протестом. К которому кто только из политиков и рядом с политикой стоящих руки не тянет.

Ну, и понятно: чтобы протест во всякие случайные руки не попал, нужно отдать его в руки проверенные. А то они там напротестуют, понимаешь...

И чтобы все по-культурному. Без политики, без политиков, без лозунгов там всяких. Ну, еще там плошку пиара вождю единственной настоящей оппозиции выдать можно. Как его обидели снова. А в остальном – чтоб без политики. В смысле, без громких криков – кого в отставку, кого в тундру, а кого и вообще... под суд. Без этого вот. Этого вот не надо.

Тактика эта не новая. Хорошо проверенная, работающая тактика. Внедряй и сливай. Как зондом в желудок. Ну, или другим медицинским устройством... Известная, в общем, тактика.

Что плохо с этой реновацией? Плохо покушение на собственность и ее силовой отбор. Причем не на роскошь какую-то, а на самое насущное – на квартиру, на дом. Плоха попытка отнимать дом голосованием. Это как любовник жены, объясняющий мужу, что они с его женой проголосовали за лишение его супружеских прав, а он остался в меньшинстве.

Справедливая эта попытка? В чем-то справедливая. Как с Крымом, так все в крик: Крым – наш! Ну, вот и получите: "Крым – ваш", а квартир ваш – не ваш. Если Крым отжать было можно, то квартиру и подавно. Сами же такие правила приняли.

Но это так – недоброе злорадство. По сути же, конечно, как заявил один интеллигентный не то нацист, не то националист, правда, по совсем иному поводу, с этой странной экономической моделью пора кончать. Нравится тебе землица на Большой Филевской, или на Кастанаевской, или там на Ярцевской, будь любезен, доставай кошелек и плати владельцу рыночную цену. И не морочь голову. И пионеров своих не напускай. Плати, голубчик...   

Но, понятное дело, кому же нравится платить? Когда можно отобрать. Даже и говорить смешно.

Могли бы оппозиционные политики собрать здесь немного очков? Могли бы. Если бы они, политики эти самые, оппозиционные были. В каком-нибудь еще, отличном от кпрф-ного виде. Если бы они были по-настоящему против плохого сегодня и по-настоящему за хорошее завтра.

Таких политиков у нас нет. Поэтому и протест этот возглавить некому. Кроме, естественно, назначенных и лояльных. Хотя назначенность здесь даже и не так важна. Человек может и сам всплыть. На личных качествах и том, что в правильное время оказался в правильном месте. Не назначенность здесь важна – лояльность.

А вопрос стоит здесь принципиальный. Дозволено ли хвосту крутить собакой? Или – не дозволено? Это вопрос для хвоста судьбоносный. И он за свои права драться будет свирепо.

Только зачем драться, если все можно решить по-культурному? С социологами. С правильно организованными митингами. С троллями. В общем – технологично. Мы же в 21-м веке живем. Технологичном.

Так решить, чтобы гражданские дела от политических отделить. Как раньше отделили от политических дела правозащитные.

А почему не сделать, когда у людей мозги в таком состоянии? Что они не понимают, что сегодня нет ни одного вопроса в стране, который был бы не политическим.

Чтобы сделать что-то, нужно переделать всё. А не сменить декорации и актеров. Тут нужно весь этот цирк ломать и на его место, что самое главное, строить новый.

Только уже не цирк.
обложка, "Свет Жизни"

Три с половиной. Какое счастье!

Эпиграф из Галича: "И полетели головы, и это была вполне надежная примета, что новые настали времена"

Демократические преобразования, начатые тридцать лет назад после семидесятилетнего коммунистического ига, продолжаются. Бурно радуемся, что Соколовскому дали три с половиной условно. В самом деле, вот уж счастье так счастье! Могли же и... Ну, вы знаете, что могли бы...

За что три с половиной? За то, что сказал детям (в духовном смысле детям, детям в смысле уровня их духовного развития), что Деда Мороза не существует. Ну, то есть не существует ТАКОГО бога, как Дед Мороз.

Дети верят во взрослого Деда Мороза. И учат своих детей, своих малышиков-голышиков, как правильно обращаться с Дедом Морозом. Чтобы получать от него печенья, машинки и всякие там железные дороги.

Нет, Соколовский не сказал, что бога не существует. И я этого тоже не говорю. Бог существует. Но ничего общего не имеет с фантазиями о взрослом Деде Морозе, которые называются у нас религиозным возрождением. Совсем ничего общего. Бог – это совсем-совсем Другое.

В общем, дети, которых попытались лишить их любимой сказки, рассердились и решили устроить разоблачителю темную. Такие у них религиозные чувства. И устроили. Но забили не насмерть, а так – чуть-чуть. До полусмерти. Чтобы знал, под кого сподниза копать.

Про престиж страны я не говорю. Естественно, и "Гардиан", и "Индепендент", и всякие прочие бибиси не замедлили раструбить про этот случай. Но тут уже не до престижа. Тут не престиж – тут страну спасать надо...

С такими детьми никакой антиклерикальной пропаганды не нужно – они сами такая пропаганда, какую не один дидро не перепропогандит. Только посмотреть на этих божьих детей, как оторопь берет: если такие дети, то какой же папа? Впрочем, здесь нет вопроса: открываем, читаем. "Не всякий, говорящий Мне "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное". Это у Матфея. У Иоанна еще яснее – "Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи".

Испорченные дети, злые дети, глупые дети... Что бывает с такими детьми? Ну, это вы знаете... Об этом, к слову, тоже у Матфея сказано: "Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь".

Другие бы испугались бы, но дети на то и дети, чтобы не понимать, что это о них. О самих. Что это это от них доброго плода быть не может.

А наставники их в этом всячески детей поддерживают. Потому что сами не верят ни в бога, ни в черта. Ни в простой талисман. А для удобства манипулирования им просто необходимо, чтобы дети верили в Деда Мороза.

Но это всё вещи известные. Тут мало нового. А вот что мы не только не понимаем, но и не пытаемся понять, это как вполне нормальные современные люди, какими были советские люди конца восьмидесятых годов, смогли так далеко уехать головой? Это же себе и представить было нельзя 30 лет назад, что так кончится!

И вы знаете, что я вам скажу, дорогие мои? Это ведь целиком и полностью наша с вами вина. Это мы с вами мечтали о религиозном возрождении. Нам, вообще-то, конечно, жалко было сожженных коммунистами икон и обезображенных храмов. Но вместе с возвращением храмов и всяких исторически справедливых крестовоздвиженских переулков мы выпустили из бутылки джина мракобесия. И ничего не делали, чтобы держать его на привязи. Наоборот – умилялись...

Но это не самая главная наша вина. Это бы было еще не так и страшно. Если бы мы предложили народу идеологическую альтернативу коммунистической идее. Мы же ничего не предложили. Кроме обогащайтесь, живите комфортно и радуйтесь... Ну, и понятно – свобода превыше всего. Только ЧЕГО свобода не сказали. Оказалась – не свобода писать евгениев онегиных и не свобода придумывать неэвклидовы геометрии и всякие там периодические таблицы. Оказалось – свобода врать и воровать.

В общем, кинули мы народу идейную труху, что-то вовсе несъедобное. Так что же удивляться, что, не имея иной духовной пищи, кроме кукол шендеровича и петербургских тайн, народ подсел на опиум для народа?

Ну, то, что мы тогда ничего этого не понимали, это тоже еще полбеды. Измученные коммунистической диктатурой, мы были круглыми дураками, и ничего не могли понимать. Тогда. А вот то, что сегодня, через тридцать лет отказываемся что-то понимать – это уже наша беда настоящая. И вина наша тоже настоящая.

И не раскаемся – и наказание будет настоящим. Таким, что три с половиной Соколовскому покажутся нам ласковым фемидиным поцелуем.