А.И.Зеличенко (russkiysvet) wrote,
А.И.Зеличенко
russkiysvet

Ошибка Павленского

Всё-таки у нас кое в чем получше, чем в тридцать седьмом. Много получше. Во-первых, не стреляют. А во-вторых, из тюрем нет-нет да и доносятся голоса безвинно брошенных туда наших лучших людей. Вот и интервью с Павленским появилось. Естественно – на "голосах", на "Свободе".

Интервью – образец достоинства, а часто – и ума. Но одно место в нем меня кольнуло. Перечисляя через запятую Сенцова, Кольченко, Стомахина и некое АБТО, Павленский говорит о том, что их дела сфабрикованы.

Ну, в отношении Сенцова, Кольченко и Стомахина это так, конечно, и есть. А вот кто такие АБТО? К своему стыду, я должен был полезть в интернет – не знал или хорошо забыл.

Однако в данном случае интернет помог мало. Конечно, я быстро вспомнил, что была информация о таком деле, но на тот момент дело это меня совсем не заинтересовало. Да, какие-то националисты громили кавказцев – ну, и поделом им. Не кавказцам, конечно – погромщикам поделом: погромщиков надо от общества изолировать.

Но почему Павленский причислил АБТО к лику мучеников? Почти – как ОБЭРИУ. И я стал копать глубже. И должен вам признаться, потратив, минимум, пол-часа не смог понять ровным счетом ничего. То есть найти источник информации в виде группы поддержки в "В контакте" – это я нашел сразу. А вот дальше продвинуться не сумел.

Со слов руководителя группы Ивана Асташина получалось так, что была не одна, а две группы. Одна громила кавказцев, другая задирала ФСБ. Он принадлежал ко второй. Как-то очень нечетко, как-то стыдливо – про связь или принадлежность к лимоновским наци-большевикам. Как-то нечетко – про связь с ДПНИ...

Возможно, если бы я продолжал рыться дальше, то до чего-нибудь и докопался. Но в какой-то момент мне стало жалко времени: главный результат был уже получен: неприятный запашок национализма, который, если засунуть нос поглубже, грозил превратиться в нестерпимую, прошу прощения за резкое слово, вонь, и мутная недоговоренность в вопросе о том, где кончалась у АБТО война с насилием и произволом власти и начиналась война за установление еще более насильственного нацистско-большевистской (насколько эти два понятия можно соединять в одно) диктатуры – диктатуры, объединяющей худшее, что было у Сталина и Гитлера.

Бороться за право таких людей делать то, что они хотят (пусть и по недомыслию – неважно)? Нет, извините. Либерализм не должен переходить в идиотизм. И если мы не в состоянии различать свободу хорошего от свободы плохого: помощь власти в борьбе с бандитами от стукачества, или протест против господлости от борьбы за господлость в квадрате – если мы не можем такие вещи различать, то это значит только одно: до свободы мы не доросли. Как семилетний дурачок, который хочет свободно играть в футбол, но не хочет свободно учиться.

Как можно ставить в один ряд Стомахина и АБТО? Что общего? Ничего. Даже внешне. Я не стану приводить фото, но вы легко их найдете в Интернете. А лень искать – сравните хоть эти два: такое и такое. Просто посмотрите в глаза. Это же совершенно разные люди. И действия их совершенно разные.

Стомахин пытается докричиться до нашей совести. Как библейский Иона. Его проклятия и "угрозы" не просто совершенно безопасны для общества – они целительны. Опасны они только для власти. За что власть Стомахина и убивает. Но никого ни Стомахин, ни "стомахинцы" (если так можно назвать тех немногих, кто его поддерживает) не громили, не громят и не могут громить.
В случае с АБТО всё, как минимум, далеко не так очевидно. И уж что очевидно полностью, что, если никакой одной организации не было, то и говорить надо не про АБТО, а про отдельных людей, и защищать надо не тех, кто был осужден за кавказские погромы, а тех кто устраивал акции протеста против произвола власти.

Но правозащитники (в данном случае – Павленский) говорят об АБТО как об одной группе.
Политзаключенные – те, кто сидят "за политику". "За политику" сидел когда-то и Гитлер. Еще в советские времена "политзаключенный" стал синонимом "узника совести". Но ведь это существенно разные вещи, причем чем дальше, тем существенней: политзаключенный может вполне быть не только "узником совести", но и "узником бессовестности".

Надо ли отличать одних от других? К сожалению, многие правозащитники не понимают, что не просто надо, а совершенно необходимо. И в результате раз за разом сдают козыри своим политическим противникам, наровящим придушить любую свободу: свободу хорошего вместе со свободой плохого.

Правозащитники упирают на невозможность разделить овец и козлищ процедурно, а власть мило улыбается и спрашивает, причем, уже не одних правозащитников, а всё общество: "Вы что же хотите свободы для козлищ?", на что общество кричит: "Нет!", а правозащитники: "Да!". И власть довольно потирает руки.

Ну, хорошо, а как же их отличать, овец от козлищ – хотите вы спросить. Да, ничего нет проще. Только это не процедурами делается. А нравственным чувством: каждый из тех, у кого оно хоть сколько-нибудь развито, отличает одних от других легко и непринужденно.

Хотите процедуру? Тоже можно. Но для этого придется найти процедуру наделения правом судить людей с развитым нравственным чувством. Это задача, конечно, не простая. Но разрешимая.

Если, конечно, захотеть ее решать. А не отбрасывать задачник и не отправляться играть в футбол. Или – в политику.


PayPal – zelitchenk@yahoo.com
Webmoney – R3087 9210 4504 (рубли), E3482 7888 7745 (евро)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments