А.И.Зеличенко (russkiysvet) wrote,
А.И.Зеличенко
russkiysvet

Category:

«Пожалейте его граждане судьи», или кого мы предаем вместе со Стомахиным

Хорошо, что стали слышны голоса в защиту Стомахина. Хорошо, что хоть такие...

И плохо – что только такие. Давайте разбираться. Давайте еще и еще раз разбираться, за что мы, я не оговорился, именно мы, не кровавый путинский режим, не негодяи-судьи, а именно мы судим Стомахина.

И давайте разбираться, кто здесь достоин жалости. Потому что, если «Мемориал» отказывается признавать Стомахина политзаключенным, то такой «Мемориал» хуже «Памяти»  – те хоть не претендовали быть совестью общества. А «Мемориал» претендует. Совершая вещи позорнейшие. Как такое «непризнание».

Только давайте сначала разложим по разным тарелкам: на эту – мухи, а на эту – котлеты.

Трудный человек Борис? Не сомневаюсь. Злой? Можно сказать и так. Я тут и сам как-то протянул в его сторону руку – услышал лязг зубов. Ну, и что?

Надо жалеть его? Вообще-то любого человека надо. Но он, символ гражданского мужества, нуждается в нашей жалости много меньше, чем мы – в его. Это он своими ругательными, своими страшными словами жалеет нас.

Потому что он так нас любит. Не сюсюкает – ах, какие вы великенькие!.. А срывает горло: «Опомнитесь! Что с Вами стало!?! Спасайтесь!!! Вас сейчас убъет!!!!». И матерком, матерком – по-нашему, без чего нам крик – не крик, и любовь – не любовь...

Он взрослый человек. Он понимал, что делает. Наши внуки будут гордиться им. И с ужасом вспоминать своих дедов. За что же его жалеть?

Нужна 282-я статья? Нужна. Пусть скорректированная, пусть с иным правоприменением, но нужна. Отсюда идет величайшая для нас опасность, и мы должны защищаться. И неважно, кто кого зовет ненавидеть. «Русский русский» – «еврейского русского» или «татарский русский» – «башкирского русского».

Есть у меня один знакомый, «нацмен» – способный журналист и человек симпатичный. Не знаю, отчего засело к нему в голову, но стал он очень не любить другое нацменьшинство. И писать об этом. И попал под эту самую 282-ю. И рад бы я его защищать. А не могу – неверно это будет.

И не устану я доказывать таким малочисленным защитникам Стомахина, что нужна эта статья. Только вот к Борису Владимировичу она никак не подходит.

Разжигание ненависти – это разжигание ненависти к другому: А побуждает ненавидеть Б.

Этого нельзя терпеть. За это надо наказывать. Не знаю, как – сажать, штрафовать, отключать «микрофон», но терпеть это под видом «другой точки зрения» нельзя.

Совсем иное дело – обличать дела Б, признавая при том его, Б ценность. Скажете – грань тонкая? Да, тонкая. Но если мы не умеем различать тонкие грани, то нам место в детском саду, а не во взрослой жизни.

И уж абсолютно другое дело – когда один из «коллективного А» побуждает весь «коллективный А» ненавидеть дела самого «коллективного А», а вместе с ними – ненавидеть  и те свойства души «коллективного А», которые ответственны за его мерзкие деяния. Так не ненависть возбуждают – так совесть пробуждают. «Люди! Ау! Давайте только посмотрим на себя! Давайте испугаемся! Ну, родненькие! Ну, пожалуйста!!!». Это не русофобия. Такими «русофобами» были Гоголь и Щедрин, Зощенко и Галич...

Все, что пишет Стомахин, он пишет по-русски и для русских. Когда он ругает нас последними словами, он ругает и себя, нашего «коллективного себя», когда сулит нам беды, он сулит их и себе – «коллективному себе». И то, что часть из наших «интеллектуалов» воспринимает стомахинские тексты, как натравливание «татарских русских» на «русских русских», то ведь для каждого текста найдется дурак, который сумеет понять его неправильно.     

Все, что пишет Стомахин, можно передать и вполне академически, вроде «ослабление регулятивной функции морально-этической сферы коллективного сознания». И менее научно, просто интеллигентскими словами: «деградация совести». Но до кого дойдут такие ласковые речи? Мы говорим не о недостаточном развитии интеллекта – мы говорим «Дурак!», «Идиот!», переходя далее на обычный мат. Иначе не доходит. С матом, правда, тоже доходит плохо, но все же чуть лучше, все-таки язык знакомый, не «функции» и не «интеллект».

Все, о чем сообщил нам Стомахин, все эти его «бомбить», «убивать», «взрывать» – это, что война в Чечне была нашим преступлением против совести, и что это преступление не может остаться безнаказанным. Что за истекшие четверть века мы порядком деградировали: и в культурном отношении, и в отношении морали... Что подобная деградация смертельно опасна для общества. И что ее не остановить (разве что ускорить можно) массовым строительством церквей, казачьими патрулями и единым учебником истории. Вот вся семантика его публицистики. За нее он и сидит.

Когда-то был такой мерзенький анекдот, в котором отразилась, как в капле воды, вся темная сторона, весь смрад наших душ: «Залупился и висит, что такое? – желудь. А залупились, и висят. Что такое? – Декабристы». Вот так же и сегодня в адрес Стомахина несется с диванов вечное наше «А не залупайся!..»  

И самое страшное в нем – что не находится практически никого, даже среди самых умных и честных, кто понимал бы, что это мы не Стомахина предаем сегодня. Это мы себя предаем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment