Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

обложка, "Свет Жизни"

Художники и конструкторы

Сегодня много мечтателей о лучшей жизни. Тех, кто отчетливо, без иллюзий видит ужас того, что творится. В относительно благополучных странах, вроде, ну скажем, Израиля, не ужас, а плохость того, что творится. А в менее благополучных – да, ужас. Иначе не назовешь.

А хотят мечтатели, естественно, другого, лучшего. И даже как-то это другое, лучшее себе представляет. В общих чертах. Это пункт первый.

Здесь нужно еще одну важную вещь сказать. Представляют это лучшее разные люди, как это ни может показаться удивительным, почти одинаково – разные люди, разного культурного бэкграунда, разной ментальности и даже разного социального положения, то есть вроде бы с разными, как это именовали марксисты, интересами, с разными "шкурными" интересами, а мечтают примерно об одном и том же. Сами порой на себя удивляются, но мечтают. Почему так происходит – разговор особый и долгий. Чтобы только обозначить тему, процитирую основоположников – "призрак бродит".

Но сегодня не о призраке. Сегодня о том, как призрак обретает плоть.

Мечты порождают образ. Образ прекрасного будущего. Этот образ рвется наружу и, когда мечтатель наделен талантом художника, становится художественным полотном – сказочным, прекрасным городом будущего. Этаким Китежем, в котором везде палаты, городом Солнца. Это пункт второй. Но далеко не последний.

Многих мечтателей одно только мечтание не удовлетворяет. Они хотят мечту воплотить. И мечта начинает у них превращаться в цель. Это пункт третий.

Но тут возникает важная проблема. Автоматически мечта в цель не превращается. Это только у детей "что нам стоит дом построить: нарисуем – будем  жить". У взрослых всё сложнее...

Это знает каждый, кому приходилось воплощать хоть сколько-нибудь масштабный замысел. Сначала возникает образ желаемого результата. Он очень привлекателен – так и манит взять и сделать. И кажется вот – рукой подать. И всё сделается. Само. Если бы знать, какой ухабистой будет дорога к этому манящему пока еще только миражу, многие предпочли бы и не начинать. Но вначале мы этого не знаем.

Потому что образ наш не слишком детализирован. Хотя и достаточно, чтобы можно было начать его воплощать.

А потом начинается эта самая работа по воплощению. И в ходе этой самой работы, по правилам – вначале, над предпроектной и проектной стадиях, а по жизни – часто и в процессе реализации, картина художника превращается в чертежи конструктора, спецификации стройматериалов, план-графики, сметы и договоры с поставщиками...

И оказывается, что прекрасный сказочный дворец сложен из кирпича, а кирпич надо где-то купить, а тому, у кого ты будешь его покупать, нужно купить глину и увеличить мощность печи обжига и так далее, и тому подобное. Оказывается, что сказочному дворцу Золушки необходима канализация и вентиляция. И в нем должны быть чердак и подвал, и кухня, и всякие кладовки, и санузлы, раздельные и совмещенные, и прочая, и прочая...

А еще оказывается, что если что-то из этого необходимого не предусмотреть, то у дворца поедет крыша. Или забьется канализация, и сказка утонет в продуктах жизнедеятельности. Или в подвале заведутся мыши. Или – змеи. Или еще что-то не предусмотренное сказочной мечтой случится.

В общем, оказывается, что нужно от мольберта к кульману. А потом одевать фартук и перчатки. И шуровать. Но не просто – а так, чтобы не потерялся прекрасный образ из сказки.

Сегодня, как и уже, минимум, сто пятьдесят лет, одна из главных, если не вообще главная наша проблема в том, что мечтатели-художники никак не хотят превращаться в строителей-конструкторов. И даже не то, что не хотят – не очень-то могут. Тут разные типы личности: трепетная лань и конь. Или даже вол, когда всё в такой грязи, что нужно сменить хилого коня.

Вот мы и видим: то "главное – собственность на средства производства, партия и диктатура", а остальное приложится, то "рынок всё наладит"... Мечтатели, даже когда они кремлёвсие, иначе не могут: не царское это дело в сортах кирпича разбираться и об отвесах-противовесах заботиться... Сегодняшние наши не лучше: главное – без Путина и чтоб выборы свободные... А об остальном – не царское это дело... Мы не купцы, чтобы подсчитывать...

Поделюсь и личным. Мы тут, группа энтузиастов, пытаемся стронуть с места воз работы по практическому созданию "Сетевой республики" – хрустальной мечты об обществе будущего: обществе осознанного развития, обществе любви, обществе правды... Так вот мы всё время упираемся в невозможность перейти от мечты к конструированию. Поговорить, какие сверкающие золотом крыши будут в нашем городе, – это пожалуйста, это с удовольствием. А вот о том, какая инфраструктура нужна для коллективного проекта – никак. Не царское дело... Ментальные барьеры. Не соединяется мечта с планом, прекрасная картина с чертежами... Хоть убей...

Что здесь можно делать? Одно из двух. Или мечтателям нужно становиться и конструкторами, как это и положено архитекторам. Или мечтателям нужно звать на помощь конструторов и делить функции: заказчики и исполнители.

Но второе решение таит известную опасность – конструкторы-"исполнители" склонны выбрасывать мечтателей-"заказчиков". Власть захватывает аппарат. Как это было в начале 20-х годов. И в начале 90-х. И как это обязательно случится, если сбудутся мечты сегодняшних либералов. Эта проблема универсальная...   
обложка, "Свет Жизни"

Эзотерический "Щелкунчик" (новогодний подарок)

ЩЕЛКУНЧИК (28-30.12.16)

Почему я стал писать для "Щелкунчика" новое либретто

Я смотрел "Шелкунчика" десятки раз. В разных постановках. И всегда удивлялся несоответствию гениальной музыки и весьма простенького сюжета, да к тому же и как-то очень странно поставленного. Оторванные от сюжетной линии номера дивертисмента. Такие же чужеродные сюжету – из  Па-де-де после "Адажио". Многие музыкальные куски уносят тебя в заоблачную высь, а театральное действие даже в исполнении великих артистов возвращает в какую-то по-детски наивную реальность.

А потом я увидел другую трактовку музыки на примерно том же сюжете, трактовку, которую можно назвать даже "эзотерической": путешествие по новогодней елке как подъем к вершинам духа. И вот я решился превратить это виденье в либретто.

Коротко

Сюжетная линия ближе к оригиналу Гофмана, перекликается с "Лебединым озером" и немного – с "Золушкой": превращенный в Щелкунчика принц зовет Машу к вершине елки – к счастью.

Начало (сцены рождественской вечеринки) – традиционное, с той разницей, что Дроссельмейер дарит детям вместе с Щелкунчиком еще и дворец Щелкунчика (вместо кукольного театра у Григоровича) и подвешивает дворец с Щелкунчиком под вершиной елки. В полночь, когда часы начинают бить Щелкунчик оживает и зовет Машу. Маша должна успеть подняться пока часы не пробьют 12 раз.

Остальной балет – подъем Маши через три три яруса елки. Чтобы подняться на первый ярус, Маше нужно преодолеть противодействие Короля Мышей и затем – Демонов. Первый ярус – Страна Сладостей, второй ярус – Страна Прелестной Красоты ("Вальс цветов"), третий ярус – Страна Торжественной Радости ("Адажио" из Па-де-де). Каждый ярусов стремится удержать Машу у себя, и в результате, когда до дворца Щелкунчика остается только один подъем, часы бьют 12-й раз и Маша оказывается в своей комнате. Но и в комнате она слышит зов Щелкунчика.

Подробней

Обычная Ёлка из первого действия "Щелкунчика". Только спасенного от Фрица Щелкунчика Дроссельмейер ставит во дворец (похожий и на храм), а дворец-храм подвешивает под Звездой у вершины елки. Заканчивается Елка "Разъездом гостей" и "Колыбельной".
Маша приходит в полночь к елке. С первым ударом часов Щелкунчик оживает (сначала "Полька", затем "Тарантелла" из Па-де-де) и зовет Машу наверх. Тема призыва Щелкунчика – вторая часть вальса снежинок (с 30-й по 70-ю секунды). Во время призыва из дворца Щелкунчика вниз на Машу струятся белые лучи-снежинки. Попасть во дворец и освободить Щелкунчика от чар Маше должна, пока часы не пробили 12 раз.

Маша отправляется в путешествие по елке. Елка на заднике увеличивается и уменьшается ("Еловый лес зимой") – постепенный подъем и снова спуск к подножью: увеличиваясь, открывая свои разные ярусы – на верхнем Щелкунчик, к которому поднимается Маша.
Ярусы.

Вход на елку охраняют мыши и демоны. Это нулевой ярус – подножье. Здесь Маша побеждает короля мышей ("Сражение"), преграждающего дорогу на елку. Затем Маша преодолевает и демоническую преграду ("Демонический танец") и попадает на первый ярус елки – в Царство Сладостей, Конфетенбург.

Первый ярус. Вход в Конфетенбург – вариация 2 из Па-де-де ("Танец феи Драже"). Пять характерных танцев: пряник ("Трепак"), пирожное ("Танец пастушков"), пастила ("Арабский"), шоколад ("Испанский"), мандарин ("Китайский"), карамель ("Гигонь"), каждый из которых зовет, соблазнет и удерживает остаться. Маша танцует во всех танцах. Танцы не "географические", как в классических постановках, где непонятно, что это Конфетенбург и это фея Драже, а "кондитерские" – передающие не национальные, а вкусовой колорит разных сладостей. Конфетенбург – сладкое место, и оттуда трудно уйти. Увлеченная Маша задерживается задерживается здесь на несколько ударов часов. Но в конце концов она слышит зов Щелкунчика (из Вальса снежинок), вырывается из сладкого плена и рвется выше, на следующий уровень. Как всегда, порыв Маши – "Кода" из Па-де-де.

Второй ярус – Царство Прелестной Красоты. Здесь Машу закручивает Вальс Цветов и она снова пропускает удар часов. Снова Щелкунчик зовет ее (из Вальса снежинок), и снова она отвечает ему порывом "Коды".

Третий ярус – Царство Торжественной Радости ("Адажио" из Па-де-де). И здесь все повторяется. Снова зов Щелкунчика (из Вальса снежинок). И снова порыв Маши ("Кода").

Следующий, четвертый ярус – Дворец Щелкунчика. Но в этот момент звучит 12-й удар, и Маша на 4 ярус не попадает и оказывается в своей комнате. Финал ("Апофеоз") и призыв Щелкунчика.

0. Увертюра
1. Первое действие.
1.1. Съезд гостей (лучшая сцена у Григоровоча). Украшение и зажигание ёлки.
1.2. Марш.
1.3. Детский галоп и выход гостей.
1.4. Выход Дроссельмейера.
1.4.1. Танец заводных кукол ("Мазурка") – строительство Дворца Щелкунчика.
1.5. Сцена и танец родителей ("Гросфатер").
1.5.1 Уход гостей. Колыбельная. Ночь (до боя часов). Еловый лес зимой.
1.6. Щелкунчик оживает – вариация 1 из Па-де-де, "Тарантелла", затем "Вальс снежинок" – как главная тема балета. Ответ Маши – "Кода" из Па-де-де.
1.7. "Полька", "Первый вальс" (Щелкунчик сначала опускается вместе со снегом, а потом взлетает наверх).
1.8. Маша отправляется в путешествие по елке. Мыши преградают ей путь. Сражение. Путь преграждают демоны, "Демонический танец". Маша попадает на елку.
Второе действие
2.1. Дворец сластей Конфетенбург
2.2. Прибытие Маши
2.3.Вариация II из Па-де-де: танец Феи Драже
2.4. Бывший "Дивиртисмент".
2.4.1. Шоколад ("Испанский танец")
2.4.2. Пастила ("Арабский танец")
2.4.3.Мандарин ("Китайский танец")
2.4.4. Пряник ("Русский танец")
2.4.5. Пирожное ("Танец пастушков")
2.4.6. Карамель ("Мамаша Гигонь")
2.5. "Финальный вальс" из Па-де-де – апофеоз пребывание в Конфетенбурге, последняя попытка удержать Машу. Вальс прерывается призывом Щелкунчика (тема из "Вальса снежинок") и ответом Маши ("Кода").
2.6. Вальс цветов, в котором кружится и Маша. Вальс цветов тоже заканчивается зовом Щелкунчика (тема из "Вальса снежинок") и ответом Маши ("Кода").
2.7. "Адажио" из Па-де-де. Снова зов Щелкунчика (тема из "Вальса снежинок") и ответ Маши ("Кода"). Часы бьют 12-й раз.
2.8. Маша в своей комнате ("Апофеоз"). Последний зов Щелкунчика. Занавес.