Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

обложка, "Свет Жизни"

Прекрасный материал о мафии собрали люди. Надо шерить, пока материал жив



День рождения Павлика



1.Сходка юристов и педагогов.

17 ноября 2017 г. в культурной жизни столицы России произошло важное событие – юбилей авторитета Павлика (измайловская ОПГ) в Москва-Сити. Поздравить юбиляра приехали Аксён, Шишкан, Тайванчик, от солнцевских — Михась и Авера Витя, от подольских – Лучок, а также Гарик Махачкалинский (от Всемирного конгресса горских евреев) и другие достойные люди. Банкет на 260 человек плюс Лепс и шоу «Цирк дю Солей» из Канады.

На фото ниже – сам юбиляр Дмитрий Павлов (Павлик), кавалер орденов Дружбы и Почета РФ, доктор юридических наук, академик Международной Академии Информатизации (при Мосгорсправке):

Автор монографии про экономическую безопасность в России…

Спонсор

И меценат.

Ну, там у него на юбилее в Москва-Сити все такие собрались. Например, Михась, главарь солнцевской ОПГ. Дворянин, князь (титул пожалован Российским Дворянским Обществом 14 декабря 2006 г.), более 20 орденов от РПЦ, медаль «90 лет ВЧК-КГБ-ФСБ»:

Князь Михась — кандидат экономических и доктор юридических наук. Профессор. Человек большой научной карьеры. Ниже — старая фотка обысков у Михася в 2002 г. (он обвинялся в том, приказал убить своего соседа по даче):

Кроме того, у Михася, с его слов, есть миссия: он несет православный свет в русский народ. Именно Михась, да.

А это авторитет Лучок (Сергей Лалакин) из Подольска, еще один гость на юбилее (подольские и измайловские с 90-х действуют в союзе). На счету Лучка убийств, вероятно, еще больше, чем у несущего свет Библии Михася, но он тоже орденоносец и кандидат педагогических наук. Педагог то есть.

Алик Тайванчик, старший товарищ Павлика по измайловской ОПГ. Тоже гость юбилея. Крупный международный мафиози, торговец оружием и наркотой. В розыске Интерпола с 2002 г. Попутно — член Союза писателей России. Помните портреты в школьном кабинете по литературе? — Пора новые вешать.

Из собравшихся на юбилее самым скромным был Сергей Аксенов (Аксён), который не юрист, не князь и даже не педагог ни разу. Просто вор в законе и член измайловской ОПГ с момента основания.

Да, хорошая монастырская трапеза. Там, похоже, и Афоня за столом с ними (крайний справа). Видный тоже деятель измайловской ОПГ был. За что только не сидел. Сейчас – смотрила в старом корпусе СИЗО-4 «Медведь» в Москве, известном своим беспределом (пресс-хаты, издевательства, изнасилования).

Таким образом, юбилей Павлика в Москва-Сити 17.11.2017 г. собрал лучших людей города. Кроме Афони, конечно. Дальнейшее вы знаете. Поскольку бандиты есть бандиты, то сходка юристов и педагогов плавно перешла в перестрелку измайловских с дагестанцами, так как охрана разных авторитетов чего-то не поделила. Побоище охватило несколько нижних этажей башни «Око», где проходил юбилей.

При этом по случаю оказалось, что личная охрана Павлика – это спецназовцы из Росгвардии, двое из которых тоже получили ранения.

Рядовые участники разборки в Москва-Сити: кикбоксёр-чемпион Магомед Исмаилов из охраны Гарика Махачкалинского и боец Росгвардии Дмитрий Иванчев из охраны Павлика Измайловского. Вместе со своими товарищами сошлись они в кровавой сече в башне «Око» 17.11.2017 г.

В разборке Иванчев получил ранение в голову (по касательной), а его товарищ по Росгвардии Дмитрий Якобсон – проникающее в живот и пуля застряла в позвоночнике. Общественность, конечно, возмутил этот факт, но с другой стороны – кого должна охранять полиция в бандитском государстве? – Бандитов. Что она и делает.

Да и вообще измайловские давно дружат с ФСБ и МВД на высшем уровне, еще задолго до появления Росгвардии.

Надеюсь, из общака измайловской ОПГ дадут что-нибудь героям-гвардейцам Якобсону и Иванчеву. Организация ведь там богатая. Можно сказать, многопрофильная (об этом мы еще поговорим чуть позже).

Что касается дагестанцев, то там все будет хорошо. Хозяином башни «Око», где всё произошло, является тот самый Гарик Махачкалинский, которого они охраняли. Он же Гарик Махачкала. Он же Гавриил Юшваев, криминальный авторитет из Дагестана, ранее судимый (в советское время) за разбой, вице-президент Всемирного конгресса горских евреев. Очень известный в узких кругах человек с состоянием 1,2 млрд. долл.

То есть уголовный авторитет Юшваев — в списке «Форбс» и в экономической элите России? – А почему нет. В рядах тех же измайловских есть олигархи и покруче Гарика Махачкалы.

Например, вот этот человек:

Это «медный король» России Искандер Махмудов. Официально – хозяин УГМК (Уральская горно-металлургическая компания). Огромный конгломерат заводов и рудников в России и по всему миру. С завидной регулярностью после 2000 г. фамилия Махмудов всплывает в уголовных делах об отмывании денег измайловской ОПГ в разных странах (в Израиле, Германии, Испании). Зарубежные полицаи так и норовят обидеть честного русского предпринимателя.

А все почему? – Костяк УГМК это активы, захваченные измайловской ОПГ в 1990-е и начале 2000-х гг. В чем Махмудов активно участвовал. Еще в далеком 1991 приехал он из Узбекистана в Москву и пошел на работу к земляку из Ташкента – авторитету Михаилу Черному (Миша Черный, Миша-Крыша) из измайловской ОПГ. Измайловские тогда захватывали заводы, как семечки щелкали. Но нужны были менеджеры, чтоб понимали: акции-транзакции, договоры-оффшоры. Махмудов стал помощником Миши, партнером братвы. Всерьез и надолго. Потому и обижают Искандера зарубежные полицаи.

Да, и Дерипаска туда же. В 1990-е — тоже менеджер и младший партнер у измайловских. Только он круче поднялся. Поднакопил деньжат, женился на Полине Юмашевой из клана Ельциных, и из младшего партнера стал старшим. Но все равно партнером. Собственно поэтому его, олигарха, друга Путина, много лет не пускают в Америку – как явного участника измайловской ОПГ. И они правы, там своих бандитов хватает — им чужих дерипасок не надо.

А ведь Дерипаска и Махмудов не одни такие. Бокарев («Кузбассразрезуголь»), Лисин (Новолипецкий металлургический комбинат), торговец оружием миллиардер Аркадий Гайдамак — это все продукты жизнедеятельности измайловской ОПГ. Защищая это бабло, и получили боевые ранения бойцы Росгвардии Якобсон и Иванчев.

Естественно, в связи с кровавым юбилеем Павлика в Москва-сити, и учитывая все вышеперечисленное, возникает вопрос: а откуда вообще взялась эта измайловская ОПГ, которая с размахом гуляет в центре столицы, отмечая юбилей одного из своих братков? Кто их вывел на Олимп преступного мира? И как вышло, что на 18-м году путинизма лихие 90-е, которые якобы «ушли в прошлое», оказывается, никуда не ушли? – Давайте попробуем разобраться.

2.Немного о первоисточниках.

Мафия – структура закрытая, там заботятся о том, чтобы информация о внутренней кухне наружу не утекала. Измайловская ОПГ – не исключение. За 30 лет (а банда существует с конца 1980-х) было только три случая, когда существенная информация о внутренних делах группировки попадала в широкий доступ: это Джалол Хайдаров, Литвиненко и суд Дерипаска-Черной в Лондоне в 2008-12 г.

Джалол Хайдаров — это перебежчик из верхушки измайловской ОПГ. Студенческий друг Махмудова, директор Качканарского ГОКа, смотрящий за заводами измайловских на Урале в 1990-е гг. В 2000 г. Хайдаров бежал из России из-за конфликта с лидерами группировки.

Уехав, он дал показания полиции Израиля, а потом Германии, где описал внутреннее устройство банды, детали захвата различных предприятий (Уралэлектромедь, Кузбассразрезуголь, Красноярский алюминиевый завод, Кузнецкий металлургический комбинат и др.). Есть там и про методы устранения конкурентов, убийства, сфабрикованные уголовные дела, про крышу в ФСБ и МВД и т.д. Полный текст показаний Хайдарова доступен по ссылке тут.

Александр Литвиненко – подполковник ФСБ, который в 1990-е служил в центральном аппарате на Лубянке в подразделении по борьбе с оргпреступностью. Потом эмигрировал в Англию, где был убит в 2006 г.

В ФСБ Литвиненко был опером, который работал с агентурой в бандитской среде, был в гуще разборок, наездов, крыш и т.п. Его непосредственное начальство на Лубянке было связано с измайловскими, имело с ними общий бизнес (заказные убийства), а также крышевало торговлю героином. Все это Литвиненко потом в красках описал в книгах «ФСБ взрывает Россию» и «Лубянская преступная группировка». Впечатляющая картина разложения и криминала внутри ФСБ глазами очевидца и соучастника. Почитать его воспоминания про измайловскую ОПГ можно по ссылке тут.

Суд Дерипаска- Черной в Лондоне (2008-12 гг.). Михаил Черной (Миша-Крыша) – авторитет измайловской ОПГ, который в начале 2000-х отошел от дел, уехал в Израиль и «вышел на пенсию». Пенсию ему должен был обеспечить Дерипаска, выкупив долю Черного в «Русском алюминии». Выкупить он выкупил, но не доплатил (по мнению Черного).

Поскольку Дерипаска уже был весь из себя олигарх, приближенный к Путину, породнился с Ельциным — разборки проходили в суде в Лондоне. По ходу дела всплыло много интересного: документы, свидетели, размеры платежей Дерипаски в общак измайловских (по 170 млн. долл. в год уже при Путине), фотографии Дерипаски с измайловскими и подольскими авторитетами, в том числе совсем свежие. Все сопровождалось еще и дополнительным сливом компромата через СМИ.

В разгар суда истец Миша-Крыша был сам объявлен в Интерпол Испанией за отмывание денег, что только добавило интриги процессу.

В итоге стороны пришли к мировому соглашению: Дерипаска все-таки заплатил Черному 400 млн. долларов отступных. Часть материалов суда выложена в открытом доступе, например, вот тут.

3.Краткий курс истории бандитизма.

Идеальным вариантом было бы, конечно, изучение истории измайловской ОПГ в школе. Можно отдельным предметом. После чего у подрастающего поколения не останется вопросов по новейшей истории России, почему в стране все так, а не иначе, кто встал с колен и за чей счет, и куда на самом деле движется страна. Ниже – основные вехи боевого пути измайловской ОПГ за последние 30 лет.

Измайловская группировка зародилась в конце 1980-х как молодежная банда рэкетиров на востоке Москвы – Антон Малевский (Антон Измайловский), Сергей Аксёнов (Аксён, Аксён Измайловский), Трофим, Мальчик, Павлик, Афоня и др. Такой сериал «Бригада» в жизни (к этому мы еще вернемся, сериал снят отчасти по мотивам измайловской ОПГ).

Измайловские с самого начала имели тесные связи с люберецкими (Аксён сам бывший любер) и что особенно важно — с подольскими. Одним из основателей подольской ОПГ, самой многочисленной в Подмосковье, был авторитет Сергей Попов (Поп), близкий друг Антона Малевского. С 90-х гг. подольские и измайловские образовали стратегический союз, который иногда называют единой подольско-измайловской ОПГ.

Поп и Дерипаска в молодости.

Однако вряд ли бы эта молодежная банда 90-х продвинулись дальше близлежащего кладбища, как и большинство братков тех лет, если б на них не обратили внимания серьезные люди. Прежде всего старые советские мафиози – земляки по Ташкенту Михаил Черной и Алимжан Тохтахунов (Миша-Крыша и Тайванчик). Черной – это охрана цеховиков и сам цеховик из позднего СССР. Тайванчик – профессиональный картежник, обитатель бандитских катранов, благодаря чему он знал всех, и все знали его.

Миша-Крыша и Тайванчик (в центре). Посиделки с люберецкими.

При распаде СССР серьезные мафиози из Ташкента Миша-Крыша и Тайванчик обосновались в Москве (Тайванчик потом переехал в Европу). Вскоре у них появился прямой выход на Ельцина – его личный тренер по теннису и влиятельный решальщик Шамиль Тарпищев был знакомым Тайванчика по Узбекистану.

Через Тарпищева в 1993 г. бандиты пробили знаменитые таможенные льготы на алкоголь и сигареты (официально – для Национального фонда спорта и РПЦ). Одновременно Москва дала добро на сдачу в аренду братве небольшого военного порта Ломоносов под Питером. Туда зашли местные бандиты (порт арендовала их фирма «Русское видео») и обеспечили своим московским коллегам транзит грузов.

Вскоре бывшая база торпедных катеров Ломоносов стала дырой в границе №1, главным каналом контрабанды всероссийского масштаба. Таможни как таковой там вообще не было. Измайловские в этом тоже участвовали, их грузы через Ломоносов возила фирма «Созконтракт», где лидеры группировки были в доле. К слову – порт Ломоносов это часть Большого порта Санкт-Петербурга и курировал его от местных властей в то время зам. мэра, отвечавший за экономику и внешнюю торговлю. Некто В.В.Путин.

От Ельцина до Тайванчика – одно рукопожатие. Которое вылилось в корабли с водкой и сигаретами в питерском порту и многие миллионы долларов.

Помимо «Союзконтракта» большой доход измайловским приносили «чеченские авизо». Это аферы в 1992-94 гг. с фальшивыми переводами денег из банков Чечни, которая на тот момент была вне контроля федеральных властей. Этим занимался Михаил Черной и его брат Лев. Еще один их бизнес был экспорт угля и металлов из России на мировой рынок. А с началом приватизации братья, а ними вся измайловская ОПГ, втянулись в еще более интересное дело – захват рудников и заводов, которые это сырье и металлы производили.

Дело было непростое, желающих было много, да к тому же все эти шахты Кузбасса, алюминиевые и прочие заводы были в отъявленных бандитских регионах. Помогали связи Миши-Крыши и Тайванчика в бандитской среде. Например, Братский алюминиевый завод (один из крупнейших в мире) измайловские захватывали в союзе с вот этим человеком:

Это местный вор в законе Тюрик (он же Киномеханик, когда-то сидел за распространение порнофильмов). С ним договаривались о решении вопросов в Братске. Впрочем, бывали и другие варианты. Например, вот эти два друга:

Это Вадим Яфясов и Олег Кантор, хозяева банка «Югорский». Они работали с измайловскими по чеченским авизо, но потом отношения партнеров испортились: Яфясов и Кантор захотели взять под себя КрАЗ (Красноярский алюминиевый завод). Яфясов был расстрелян в центре Москвы в апреле 1995, Кантор убит у себя на даче три месяца спустя. Убит зверски и демонстративно: ему перерезали горло от уха до уха. Утром его нашла домработница в холле дома, залитом кровью, с охотничьим ножом в груди. В обоих случаях вместе с Кантором и Яфясовым были убиты также их телохранители. Охрана не спасла.

Из показаний Джалола Хайдарова в полиции Штутгарта 12.01.2007 г.:

«Яфясов за полтора часа до своей смерти пришел к нам в офис поговорить с Черным [Михаил Черной, авторитет измайловской ОПГ]. Речь шла о так называемых «чеченских авизо». Яфясов сказал мне, что хочет поговорить с Черным, который должен ему денег. Он пообщался с Черным. Я не присутствовал при этом разговоре. Махмудов [Искандер Махмудов] сказал мне, что Яфясов становится обременительным. Примерно через полчаса после того, как он покинул офис, его нашли застреленным в Москве.

Это всегда происходило так: Черный, Малевский и Махмудов решали, что кто-то стал обременительным. После этого Черный отдавал приказ устранить человека. Деталей того, как это происходило, я не знаю. Малевский поручал конкретному бригадиру выполнить это задание…»

Все-таки олигарх Искандер Махмудов — талантливый парень. Убийство Яфясова было в 1995 г. Махмудов пришел к Мише Черному в банду в 1991.И уже через четыре года решал вместе с главарями, кто «стал обременительным» и кого пора замочить.

Ну а дальше Малевский поручал конкретному бригадиру выполнить задание…

Однако подъему измайловский ОПГ способствовали не только боевики-бригадиры и не только криминальные таланты Михаила Черного и Махмудова. Было и еще одно слагаемое успеха. Это организация, располагающаяся по адресу: Москва, ул. Большая Лубянка д.1. Она всячески пестовала, вооружала и тренировала измайловских.

Из протокола допроса Джалола Хайдарова в полиции Штутгарта в 2007 г.:

«Одним из партнеров Черного и Малевского был Олег Дерипаска. Он отвечал за операции с алюминием. Можно с уверенностью сказать, что ему было известно об убийствах и методах группировки…

У Олега Дерипаски были тесные контакты с ФСБ и полицией. Он знал занимавшего тогда пост руководителя ФСБ Печенкина. Задача Дерипаски заключалась в том, чтобы использовать свои контакты с ФСБ в интересах группировки. Близость с ФСБ и полицией имела для группировки стратегическое значение. С помощью этих контактов можно было следить за деловыми партнерами, прослушивать их телефоны, вести наружное наблюдение, получать их документы. Таким образом, они выясняли слабые места предпринимателей, чтобы эффективнее осуществлять вымогательство».

Генерал Печёнкин, о котором говорит Хайдаров — это начальник контрразведки ФСБ в 1995-97 гг., потом зам директора ФСБ в 1997-2000 гг.. Позднее он стал главой службы безопасности Дерипаски.

Поддержка измайловских со стороны ФСБ заключалась не только в том, что шеф контрразведки ФСБ сливал им информацию, «чтобы эффективнее осуществлять вымогательство». По словам Александра Литвиненко, в середине 1990-х гг. ФСБ оказала большую помощь (кадрами, техникой, оружием ) ЧОПу «Стелс», который работал при измайловской ОПГ.

В ЧОПе собрали бывших бойцов спецназа, специалистов по наружному наблюдению, личной охране. Они образовали мощное боевое подразделение, численность которого доходила до 600 чел. в лучшие времена. Поддержка «Стелсу» была оказана по решению самого Коржакова (начальник охраны Ельцина) под предлогом того, что ЧОП будет использоваться для оперативных целей ФСБ, для борьбы с преступностью типа.

ЧОП «Стелс» стал хорошим подспорьем для силового блока измайловской ОПГ. Ни одна из бандитских группировок в России ничего подобного не имела. Эксклюзив от Большой Лубянки, д.1 Более подробно об этом ЧОПе мы еще поговорим чуть ниже.

обложка, "Свет Жизни"

Тонкая разница

Только что попался текст Андрея Зубова об открытии памятника Дзержинскому в Кирове. Текст горячий и горящий. Горящий в целом совершенно справедливым негодованием. Через 25 лет после победы над коммунизмом ставить памятники коммунистическим палачам недопустимо. Целиком и полностью здесь с автором согласен. Ни прибавить, ни убавить.

Зацепила же меня вот какая деталь, такой вот оборот речи – "в городе Вятка, который жители захотели оставить Кировым".

Оборот не случайный, здесь целое мировоззрение.

И тоже как бы общий посыл верный: нужно избавиться от чекистов во власти. Нет вопросов – нужно. И не только от чекистов, но и от пособников. Скажем, от бывших премьеров при президентах-чекистах. Сколько у нас таких людей в протесте и около? Но это так – шпилька. Важнее другое – люди, подобные Андрею Зубову или Игорю Чубайсу, хотели бы переименовать не один Киров. Они хотят стереть всю советскую часть российской истории. Обнаруживая этим желанием немалый философский и исторический инфантилизм. Делать этого ни в коем случае нельзя. Это как сыпануть себе песка в глаза.

Мы когда-то, в общем, справедливо возмущались отношением коммунистов к памятникам, поставленным добезцаря – сносили что ни попадя и переименовывали тоже что ни попадя. Вот Храм Христа Спасителя взорвали, паразиты! Мотивы у коммунистов были разными: от желания растаться с тяжелым наследием до желания обесмертить себя любимых – все эти бесконечные сталино и молотовы...

Но забавно, что получив власть, мы сами занялись ровно тем же самым. Первым делом снесли памятник Дзержинскому, потом переименовали его же площадь, а потом – и всё, что смогли: Ленинград, Калинин, Горький, Куйбышев, Свердловск... Обратно-обратно – в семнадцатый год. Как будто ничего не было.

Эмоционально – очень понятно. Моя родина – московская улица Фрунзе: детство прошло на углу Волхонки и Фрунзе, молодость – в двухстах метрах ближе к Арбатской площади, просто на Фрунзе. И я частенько вздыхал и по Знаменке, и по Храму Христа Спасителя... В общем – как все... И кампания переименования в 91-92-м годах тоже была очень даже созвучна моим настроениям: мы все жили одним...

Только вот чего мы добились теми переименованиями? Ну, не стало "площади Дзержинского". И – памятника Дзержинскому. Но сам-то чекизм мы не выкорчевали. Какой там... Сами ж знаете...

Но это только начало разговора. А нужно ли было для его корчевания сносить памятник и переименовывать метро? Или же, наоборот, ни в коем случае делать этого было нельзя? А нужно было наоборот – вокруг памятника расставить напоминания о свершениях того, кому памятник – Соловецкий камень приставит к постаменту и выбить на постаменте историю чекизма. В этой истории, в частности, следовало бы написать, что почти одновременные смерти Дзержинского и Фрунзе, много работавших с Троцким, в разгар борьбы за место главного коммуниста тоже могли быть не случайными.

Памятники – они ведь от слова "память", они – напоминания. Мы же хотели и хотим свою память ампутировать. А отрезанное заменить протезами. Появились на карте Горький и Калинин – ну, и пусть остаются... Это уже часть истории. То же и с Дзержинским. Он ведь не просто злодей был. Он был очень интересным человеком. Как и многие большевики.

Это ведь были люди, которые шли в Сибирь за свои убеждения. Многие ли из вас, дорогие мои читатели, на это способны? И порыв их к государству счастья – он ведь тоже такой понятный. Кто же этого не хочет?.. И еще одно в них было интересно: они были практиками. Первыми практиками, решившими устроить на земле рай.

И как практики они очень быстро поняли, что должны быть беспощадно страшными. Иначе их снесут. Это в самом деле было так – снесли бы...

И вот только здесь они допустили ошибку: они не поняли и не могли понять, что не может быть мировой гармонии, оплаченной слезинкой ребенка. Это было выше их понимания. За пределами. Отсюда – и вся трагедия русского коммунизма.

Но это же была не только трагедия. Это же была еще и наша история. И мало того что история – это был высший (на сегодняшний день) подъем нашей истории: влияние России (СССР) на мир, причем не только политическое, но и общекультурное влияние, в это время достигло своего исторического максимума.

Оправдывает ли это жертвы? Нет, конечно. Не оправдывает. Жертвы ничто не оправдывает.

Но здесь разговор не про оправдания. А про существо исторического процесса. Существо же это было таким, что лучше, больше всех остальных русских интеллектуалов его почувствовали именно коммунисты. И наворотили они отнюдь не только горы трупов. Они наворотили и совсем другую страну.

Существо этого процесса, этого исторического движения мы сегодня не видим. А как увидишь, когда засыпал свои глаза песком? Но, не понимая исторического процесса, мы бессильны и политически. Как были бессильны, например, кадеты сто лет назад. Мы не можем определить программы, имеющей хоть какую-то перспективу быть реализованной.

Вот почему о той созданной семью десятилетиями русского коммунизма стране нам нельзя забывать. Нельзя, как это свойственно всем невротикам, стремиться вытеснить ту боль, не думать о ней. Нам нужно помнить и осмыслять постоянно – что происходило в течение тех лет.

И в этом нам сильно помогли бы и памятники, и коммунистическая топономика.

Большая разница между установленным в Кирове (не в Вятке ни в какой, а именно в Кирове) памятником Дзержинскому и памятником Дзержинскому, который мы, обезумев от счастья, снесли в конце августа 91-го года. Памятника в Кирове не должно быть – его нельзя СТАВИТЬ. А памятник в Москве – должен был бы БЫТЬ. Его нельзя было СНОСИТЬ. Если бы мы это понимали, то не получили других, живых памятников чекизму.

Это, не значит, конечно, что надо сегодня ВОССТАНАВЛИВАТЬ памятник Дзержинскому на теперь уже Лубянской площади. Ни в коем случае. Это было бы просто установкой памятника палачу. Я говорю о другом – СНОСИТЬ не следовало бы. Два раза в одну воду не войдешь. Чего мы никак не можем понять.

Повторяю – здесь разница тонкая.  
обложка, "Свет Жизни"

Он рвется в облака, или не трать, кума, сил...

Эпиграф из Иртеньева: "Страна моя идет ко дну со мню заодно, а мне обидно за страну и боязно за дно".

Помните "Женитьбу Бальзаминова"? Как главному герою снятся всё очень приятные вещи – что бы он сделал, если бы был царем?

Это самый обычный прием у психологов: анализ мотивационной сферы через раскрепощение воображения. Начиналось всё с анализа сновидений у Фрейда. А потом техники, эксплуатирующие тот же принцип, стали размножаться. Так появились, в частности, и проективные тесты.

Но специально разработанные тесты нужны не всегда. Узнать, чем человек дышит, чего хочет, к чему стремится, можно и из его рассказов о том, что он видит в чернильном пятне, и по тому, как он использует нежданно свалившуюся на него власть. Или - богатство.

Накупит ли тряпок? Или – электронники? Или – игрушек детям? Или вообще – бывает и такое – отдаст деньги на благотворительность? Или отправится путешествовать?

Деньги, власть – они создают иллюзию: делай чего душа желает. Вот мы и видим, чего она желает.

Руководители прошлого, правда, смутно догадывались, что выставлять напоказ свою личную жизнь не стоит: у народа должно быть к вождю отношение сакральное, и не дело, чтобы люди видели пристрастия лучших друзей физкультурников к алкоголю, или к прекрасному полу, или к стрельбе по живым мишеням, или любое другое пристрастие. И в этом был свой резон.

Но времена меняются, и нынешние политтехнологи-имеджмейкеры действуют иначе: лепят образ живого человека, но, естественно, самого прекрасного. И вот здесь-то и начинается самое интересное: а что такое это самое прекрасное по версии тех, с кого рисуют сегодня иконы. Какие у героев нашего времени нереализованные мечты? Телевидение дает нам здесь исчерпывающую информацию.

Каким мы видим вождя? Со слезами на глазах слушающего Рахманинова? Декламирующего "Мы живем, под собою не чуя страны..."? Спорящим со старшеклассниками о смысле жизни? Нет, картинки другие: погладить тигра, поездить на лошади, поуправлять машиной, показать народу атлетичный торс. Ну, и так далее. (О более интимных вещах, вроде рисунка кошки, я говорить не буду.)

Мир давно это заметил и окрестил "мачизмом Путина". От мексиканского "мачо" – мужчина, активно демонстрирующий свою мускулинность. Обычно за такой демонстративностью, как хорошо знают психологи, стоит сохранившаяся с детства неуверенность в себе: желание "быть мужчиной", которое мальчику не очень-то удавалось реализовать в юные годы и которое поэтому он навязчиво реализует всю остальную жизнь.

Но это вещь не уникальная – такими у нас выходят во взрослую жизнь миллионы юношей: наша культура в этом отношении очень требовательна к ребенку, к его половой самоидентификации: образ воина-защитника, а на самом деле – драчуна, навязывается мальчикам едва ли не с пеленок. Когда-то это было оправдано беспрерывными войнами, которые не уставала вести Россия. Сейчас времена меняются, и очень быстро, но стереотип остается.

Но мачизм не самая интересная демонстративность в поведении нашего героя. Желание прикнуть к журавлинной стае куда любопытней. "Он рвется в облака, торопит вожака", "настанет день, и с журавлинной стаей": есть, есть прекрасные, теплые страны, куда хорошо бы улететь от этой слякотной зимы семь месяцев в году. Хотя бы – и в Сочи. А еще лучше – в Крым. Сочи – ерунда, а вот Крым, в самом деле, царское место! Что Херсонес – Ливадия, вот где настоящая сакральность. А впрочем, есть страны и теплее Крыма.

Но и это не самое интересное. Желанием прекрасного далеко у нас тоже никого не удивишь. Это вещь обычная. А вот стремление опуститься на дно – вещь гораздо менее распространенная.

И здесь перед нами не скажу, чтобы навязчивость, но ясно просматривающаяся тенденция. 1/8/2009 - "Премьер-министр Владимир Путин совершил погружение на дно Байкала".  Через два года, 10/8/2011 – "Премьер-министр РФ Владимир Путин погрузился на дно Таманского залива". Еще через два года, 15/7/2013 – "Путин погрузился на дно Финского залива". И, наконец еще через два года,18/8/2015 – "Президент Владими Путин погрузился на дно Балаклавской бухты".

Чем его так привлекает дно?
обложка, "Свет Жизни"

В рубашечке или без?..

Почему-то припомнился древний солоноватый анекдот. О том, как к равину приходят за советом молодая девушка-невеста и пожилой нэпман. Девушка интересуется, как ей следует ложиться в первую брачную ночь – в рубашечке или без рубашечки? А нэпман спрашивает, указывать ему все доходы для фининспектора или только половину? Равин отвечает: "Ляжешь ты в рубашечке или без рубашечки – тебя все равно... Кстати, к вам, товарищ, это тоже относится".

Просматривая сайты в последние дни, не удается избавиться от впечатления, что наиболее сохранная часть публики, если чем и обеспокоена, то это "в рубашечке или без".

Ну, сами скажите, какая разница пройдут выборы в декабре или сентябре, когда никаких выборов давно нет? А чего стоят разговоры про взаимоотношения Путина с Папой Франциском? Что нам Гекуба? А восторги, как Сокуров вмазал при вручении госпремии? Где словом "вмазан" называется крайне сдержанное, между двумя "Спасибо партии за это", беспокойство за судьбу военных в это трудное для страны (понимай, как хочешь) время. Понятно, никто не может требовать от Сокурова или Хаматовой бросаться под танк, но зачем обманывать себя? Ну, и остальное в том же духе. Наиболее живая тема – трагическая судьба тбилисского льва-альбиноса.

Впечатление какого-то отупления. Как будто нас огрели пыльным мешком.

Мешок, конечно, в самом деле, не без пыли, но слово "огрели" по отношению к тому, что произошло в последние годы, всё-таки явный перебор.

Есть множество в самом деле важных для нас вопросов. Но мы о них не говорим. Мы с удовольствием обсуждаем, как быть или не быть Путину: терпеть ли ему или лучше сдаться. С неменьшим удовольствием анализируем состояние элиты и радостно советуем ей скорее колоться. Дескать, колитесь, гады. Еще одна актуальная тема – о президенте-2042. Вот уж, в самом деле, чтобы ни у кого и мысли не было, кто будет президентом-2036. Сама мысль богатая: действительно, раньше падишах может и не умереть. Осел, правда, к тому времени умрет точно, но зато подрастут его ослята. В общем, мы находим предметы для обсуждения...

А ведь у нас есть и темы серьезнее. Как нам жить? К чему стремиться? Какие наши цели? И как их добиваться? Но общее "Безнадега всё это!" парализовало не только нашу способность делать, но и способность думать. А вместе с ней – и желание. Языки, правда, у нас не отнялись. Но разговоры стали совсем пустыми. И примитивными, как павловские рефлексы. Когда мы слышим, что-то приятное, что-то согласное нашему миронастроению, мы согласно киваем. Слышим неприятное – киваем несогласно. Вот этими двумя колебательными движениями головы – одно в вертикальной плоскости, другое в горизонтальной – и ограничивается весь репертуар нашей интеллектуальной активности, когда она касается дел гражданских.

Если бы всё это относилось только к подкаблучным СМИ, можно было бы объяснять наш интеллектуальный ступор кознями Кремля. Но в том-то и дело, что на закрытых злокозненным Кремлем оппозиционных СМИ такая же апатия, те же фантазии и те же разговоры ни о чем. Нас в самом деле накрыло облако. Густое настолько, что такого густого я и в советское время не припомню. Наверное, что-то подобное было в 30-х годах. Но и тогда, судя по сохранившимся памятникам эпохи, оно не было таким плотно-смрадным. У людей тогда писалась "Широка страна моя родная!". Сейчас пишется-поется нечто качественно другое. Да, и "Фауст" помянутого мною лауреата госпремии со своим венецианским львом по художественному уровню далеко не "Цирк"...

Правда, тогда стреляли. Но ведь было и кого.    
обложка, "Свет Жизни"

Инфантилизм-2014

Было бы ошибкой считать скандирующих «Крымнаш!!!» бессовестными людьми. Или уж – совсем тупыми идиотами. Даже, отказываясь понимать это ясно, они все равно чувствуют, что что-то с крымнаш получилось нехорошо. Неловко что-то получилось.

И русских погромов, устроенных кровожадными правосеками, не было. И оккупации кровавой американской военщиной русской морской базы в  Севастополе не было. И освободительной армии Крыма не было. Вежливые профессиональные убийцы были, и одним своим видом так напугали свирепых украинских нацистов из киевской хунты, что те сдали им свой полуостров не пикнув. Добровольцы-казачки из РФ тоже были. А армии самообороны Крыма не было. Потому что обороняться было не от кого. Нападать – да, было на кого. А обороняться – нет, не было.

Так что на поверку получается, что наше воссоединение с Крымом – это просто грабеж средь бела дня. Ничем не мотивированная агрессия против соседнего государства в момент его ослабления. Первая за почти 70 лет аннексия на территории Европы. И сами мы во всей этой истории выглядим не сильно красиво – шпанисто выглядим. И даже еще хуже – у бандитов ведь тоже грабить больного друга «за падло».

Это то самое шило, которым совесть все равно колет каждого – даже не самого развитого в интеллектуальном отношении нашего согражданина: «Гад ты, Костя Федотов!». И шило это в мешке не утаишь. Конечно, можно стараться уколов совести не замечать, но совесть – она не такая штука, от которой можно отвязаться, она всё равно будет твердить своё, «Гад ты!».
Ровно до тех пор, пока не достанет окончательно. Этот психический орган так устроен.

Но на разных этапах психического, личностного, духовного развития реагируют люди на эти уколы шила совести (а точнее – стыда) по-разному. Люди зрелые и не пробуют сопротивляться. Они не пытаются накинуть на шило совести тряпочку – знают, что не поможет. Поэтому они капитулируют немедленно: «Плохо, говоришь, мы поступили? Подло? Мерзко? Ну, ладно, что тут поделаешь – уже поступили, теперь надо исправляться. Спасибо тебе, что подсказала!» (Или «подсказал» – это зависит от того, как человек представляет своего внутреннего собеседника.)

Но это зрелые люди. А люди незрелые, духовные недоросли, духовные дети реагируют совсем иначе. Сначала они кричат – «Заткнись!». (Или даже – «Заткнись, проклятая!!!») Потом, убедившись, что «проклятая» все равно не затыкается и что заткнуть ее невозможно, они пытаются заткнуть свои уши, а еще лучше – одеть на уши наушники с чем-нибудь громким и отвлекающим. Ну, а когда оказывается, что и наушники не помогают, они начинают с совестью торговаться, спорить и всячески пытаться ее переубедить. Им кажется, что это возможно. На то они и недоросли – дети, которые еще не доросли до понимания, что совесть нельзя не только заткнуть, но и переспорить.

Аргументов для спора с совестью можно придумать много. Но все они сводятся к нескольким типам. Я покажу здесь из них два.

Аргумент первого типа (и вы знаете этого типа) – «У меня не было другого выхода, меня заставили. Если бы я не сделал этой мерзости, то мне было бы плохо». Если бы я не зарубил старуху-процентщицу, то я был бы дрожащей тварью. А если бы не зарубил ее сестру, то меня бы упекли в тюрьму.  Если бы мы не захватили Крым, то пришел бы американский серенький волчок и ухватил бы нас за Севастополь.

Аргумент второго типа (и этого типа вы тоже знаете) – «Все так делают. И еще хуже. Так что я не хуже людей». Подумаешь, я разбил окно соседке – вот Петька вчера вообще витрину в магазине разбил. Что – Петьке можно, а мне нельзя? Подумаешь, я украл три рубля – вот Мишка три тыщи украл. Мишке можно, а мне нельзя? Подумаешь, мы Крым оторвали у Украины – вот Запад у Сербии Косово оторвал. Западу можно, а России нельзя? Логика здесь простая: если ВСЕ делают мерзость, то мерзость – это уже не мерзость, а «нормально». Правда, это в теории. На практике, логика гораздо мягче: если КТО-ТО делает подлость, то и мне можно.

Как и первая, это тоже логика ребенка. Наивная, инфантильная логика.

События вокруг агрессии России против Украины показали нам, что такая детская логика присуща очень многим вполне биологически взрослым гражданам РФ. В зеркале этих событий мы увидели сердитых (чтобы не сказать – злых) детей.

Вам приходилось когда-либо видеть искаженное злобой лицо ребенка? Не слишком приятное зрелище, верно?
Но дело здесь не в приятности. Дело в беспомощности. Без помощи взрослых дети не в состоянии наладить свою жизнь.
обложка, "Свет Жизни"

Тест на дееспособность

Патриотическая истерика вокруг присоединения Крыма захватила очень многих людей. Вполне вменяемые склонны отождествлять Майдан с нацизмом, ратовать за спасение уничтожаемых фашистами соотечественников и радоваться исправлению преступной хрущевской ошибки- – мы себе свое возвращаем.

Что же говорить о менее вменяемых.

Даже вменяемым невозможно объяснить, что протест против воровской власти Януковича свидетельствует о духовном здоровье украинского народа.

Что нацисты, хотя и были на Майдане и даже были одной из главных, если не главной ударной силой Майдана, но это далеко не весь Майдан и даже не главное, что было на Майдане.

Что пока в украинской неразберихе говорить о гонениях по этническому признаку рановато – дым сражения еще не рассеялся. Нужно время для формирования новых политических партий на месте огромной дискредитировавшей себя Партии Регионов, да и на месте находящейся не в лучшей форме после серии предательств Батькивщины. Только после этого переформатирования украинской политической жизни должны пройти выборы в новую Раду. И тогда будет видно, какую Украину получает мир и мы вместе с миром.

Невозможно объяснить и то, что никакого хрущевского предательства не было. Он не отобрал Крым у одного государства и не отдал другому. Просто изменил территориально-административное деление единого, цельного и неделимого государства – СССР: в 54-м году никому и в страшном сне не мог присниться развал СССР. А у разных наследников СССР права на наследство одинаковые. Решили делиться по принципу «кто что имел на момент распада», значит Крым принадлежит Украине.

И что Севастополь полит не только великоросской, но и малоросской, и белоросской, и татарской, и еврейской, и еще множеством разных кровей, впрочем одинаково красного цвета – это тоже объяснить невозможно.

Патриотический угар парализует способность к пониманию даже у тех, у кого она в других, менее острых проблемах присутствует. Что уж говорить о тех, кто ею обделен.

Так что объяснять, конечно, надо без устали, но и без надежды на быстрое угасание патриотического психоза. Не угаснет. Не по силам нам его погасить.

Но нам по силам может быть другое – собрать несколько миллионов, или хотя бы один миллион, или хотя бы несколько сотен тысяч подписей под очень простой «петицией». Петицией из одной только фразы. Что-нибудь вроде «Нет аннексии Крыма!». Или – «Прекратить грабить Украину!». Или что-то в том же духе – как наши мастера слова сумеют выразить эту нехитрую мысль.

Это простейшей тест нашей гражданской дееспособности. Что-то вроде термометра, а точнее – силомера, стояли когда-то такие в советских парках культуры. Сколько процентов или какую долю процента от граждан страны старше четырнадцатилетнего возраста может объединить призыв оставить Украину в покое?

Без консолидации усилий мы беспомощны до комизма. А на сколько мы способны консолидироваться даже по такой казалось бы простой проблеме – вопрос, на который мы сами пока не знаем ответа.

Вот и давайте попробуем провести тест и узнать ответ. В зависимости от того, сколько нас окажется – несколько процентов или несколько десятых процента, наши дальнейшие действия должны быть разными.