Tags: Убийство в Техасе

обложка, "Свет Жизни"

Россия больна нравственным идиотизмом

Нравственный идиотизм – неспособность различать хорошее и плохое. У нравственно здорового человека это происходит автоматически: видит хорошее – радуется, видит плохое – грустит или негодует. Ему не нужно погружаться в тонкий анализ, хорошо нечто или плохо – нравственное чувство немедленно подсказывает совершенно точный ответ.

Случилось несчастье в Техасе. Что именно, мы пока не знаем, не знаем и степени вины приемных родителей, пока не знаем, по сути, ничего... Но политэлита ждать не стала – решила «пиариться» по полной.
Поступок мерзостный, отвратительный. Но почему он стал возможен? А потому, что значительная, а то и бОльшая часть населения страны на этот пиар ловится, легко этот крючок глотает.

Знаменитый вице-спикер публично заявляет, что в наших семьях убивать детей можно, это ничего, это же наши. Вице-спикер сделал политическую карьеру на том, что тонко чувствует настроения народа, чувствует, когда и что можно сказать и сделать – когда можно публично материться, когда можно кулаками махать. Сказав эти слова, которые – только вдумайтесь – оправдывают убийства детей, он понимал, что ничем не рискует. Скорее, наоборот.
Но давайте не будем обо всем народе. Поговорим о нас с вами, об элите. Да-да, понимаю, мне и самому смешно, но что ж тут поделаешь, если у общества другой культурной, интеллектуальной, духовной, если хотите, элиты у общества нет. Так вот - как отреагировали на это событие представители культурной элиты?

Я не буду говорить о явной патологии – ни о бурном злорадстве декана телефакультета главного ВУЗа страны, ни о занудных попыткахзарыться лицом в грязь еще глубже только что по полной отпиарившегося (какое все же противное – даром, что емкое – слово!) на смерти своего соратника бывшего писателя, так и не сумевшего стать политиком. Виктор Шендерович сомневается, что мы видим здесь – лицемерие или идиотизм. Рассею его сомнения: такое лицемерие – тоже идиотизм, нравственный идиотизм. Но не об этих, явно патологических случаяхя хочу сказать.

Вот вполне адекватная как будто статья Антона Ореха о том, что всей нашей госдуме (или как ее там Познер назвал) совершенно наплевать на смерть и страдания детей. Но... но прежде, чем перейти к основной своей теме, автор как бы вскользь признает полное моральное поражение противников закона подлецов и полную моральную победу самих подлецов и заявляет, что теперь (?!) точка в вопросе об американском усыновлении поставлена, что закон выглядит (?!) совершенно правильным, что возражения сейчас (?!) будут звучать неуместно, что странно будут звучать просьбы дать уехать уже усыновленным. И что виновата во всем неизвестная Лора из Техаса. Оп-ля-ля!..

Что это? Это не людоед, не идиот, а нормальный и очень либеральный автор ЕЖа, которого если и можно было в чем-то упрекнуть, то только в непомерной любви к спорту. И статью он написал по духу вроде бы совершенно правильную. Но откуда взялись все эти сентенции? Почему он не понимает, что и один, и десять таких случаев, случаев очень прискорбных, ничего не могут изменить в моральной оценке ни самого закона подлецов, ни принявших его. Что сам факт, что сиротам лучше живется в американских семьях,а не в российских детских домах (да чего греха таить – и в российских приемных семьях; посмотрите на статистику детских несчастий у наших приемных родителей), никаких сомнений вызывать не может? Что видим мы не моральную победу Думы (или как там по-познеровски), а еще один акт непомерного цинизма, обнажающий ее нравственное ничтожество? Что ничего не изменилось, да и не может измениться для тех, кто считает закон подлецов подлым, или для тех добрых, но слишком доверчивых людей, которые просят инициатора закона подлецов пощадить хотя бы несколько детишек? Что не несчастная эта техасская Лора подставила наших сирот, а совсем другие люди решили их права на жизнь? И не из-за смертей в Америке, а из-за неадекватной обиды главного правителя и его надежд еще один раз сплотить свой электорат подлостью? Почему Антон ничего этого не понимает?

А почему не понимают (отвлечемся от техасской смерти – совсем другой казалось бы случай) бывшие адвокаты «Пусси Райот» и группа их поддержки, организовавшие и бурно пиарящие (опять это слово) статью в «Шпигель» о «предательстве» Кати Самуцевич и распаде панк-группы, почему они не понимают всей постыдности своего поведения? Почему они не понимают, что таким образом не спасают, а гробят свою профессиональную, но, главное, даже не профессинальную, а человеческую репутацию? Что лить грязь на своих подзащитных нехорошо? Что публиковать личные письма нехорошо (даже когда это не запрещено напрямую законом)? Почему они этого не понимают?

А все по той же причине – из-за нарушений в сфере морально-этической регуляции поведения, проще говоря – из-за проблем с совестью, а еще проще – из-за него, из-за этого самого нравственного идиотизма. А ведь все трое вели себя по-геройски (без всякой иронии) во время процесса. Это ведь не отбросы какие-то, это лучшие люди общества. Вот какая штука!

А почему еще одна группа лучших людей общества (снова – никакой иронии) – я говорю о Координационном Совете оппозиции – не видит ничего позорного в том, чтобы играть на ксенофобских чувствах и естественной обеспокоенности общества ситуацией с межкультурными конфликтами и этнопреступностью? Почему они выпускают заявление с призывом к правительству принять меры (визы для Средней Азии), которые принципиально ничем помочь решению реальных проблем не могут, а единственное, что могут, – добавить заявителям политического капитала, но капитала очень дурно пахнущего? Что, они считают, что капитал не пахнет? Может быть, считают и так, хотя он еще как пахнет!.. А может быть, сами не чувствуют этого гнилостного запаха человеконенавистничества? Не знаю. Не берусь судить... Но никаких признаков того, что, плюхнувшись в эту грязную лужу, они почувствали хоть какой-то дискомфорт, не видно.

Я мог бы продолжить этот список, назвав еще много славных своими культурными достижениями имен, да жанр блоговской заметки не позволяет. И так уж я злоупотребил вашим временем (хочу верить все же – не «зло-», а «доброупотребил»).

В этом-то и беда. Не в том, что профессиональные подлецы делают подлости. Это есть в любом обществе. Беда – что одернуть их некому. Что лучшие наши люди, наша нравственная элита (да-да – именно элита, уж какая есть, другой-то все равно нет) так нравственно неразборчива, так терпима к плохому, так склонна путать хорошее и плохое. А это значит, что болезнь «нравственный идиотизм» пропрогрессировала настолько, что охватила всё общество, включая и его жизненно важные центры, такие как тот, что называют «совестью нации».


Смертельна ли она? Это зависит от того, как ее лечить.