Tags: русские

обложка, "Свет Жизни"

Что несут миру русские и кто этому противится

Что мы должны нести миру? Что мы несли миру? И что будем нести?

Идею совершенствания мира, общества. Идею доброты. Идею любви. Идею творческого непокоя. Идею поиска смысла жизни. Идею совершенствования человека. Идею общности, возвышающей душу.

Обо всем этом наша культура – какие бы формы она ни принимала: формы рублевской Троицы или Пантократора Грека, Покрова на Нерли или улицы Росси, , «Евгения Онегина» или «Войны и мира»,  «Мертвых душ» или «Братьев Карамазовых», «Лебединого озера» или «Князя Игоря», «Мастера и Маргариты» или «Доктора Живаго», песен Окуджавы или фильмов Тарковского...

Об этом наши невыговоренные мечты, и наши смелый до безумия социальный эксперимент, и даже наша сегодняшняя усталость и сегодняшний страх... Дать миру самое доброе, самое высокое, самое величественное что есть в нашей душе.

Этого от нас ждут и другие. Не стану перечислять тех самых прозорливых мыслителей Запада, которые уже лет сто или сто пятьдесят ждут «Света с востока», ждут нашего, русского Света... И не просто ждут – дожидаются: то там, то здесь вспыхивающие у нас зарницы озаряют когда-то величественную, а сегодня тронутую усталостью жизнь Запада.

Всем ли в мире нравятся такие ожидания и такая наша еще в основном не сыгранная, пока только обозначенная наша роль? Трудно сказать определенно, не впадая в конспирологию, но судя по тому, что мы видим, наверное, не всем. Уж больно ясно обозначается противодействие этой русской миссии несения света, любви, добра.   В чем оно? Не фантазирую ли я? Да, уж какие там фантазии – и слепой это противодействие не может не видеть.

Когда-то в советское время СМИ Запада лепили образ врага. Страшные «Русские идут». Карикатуры лиц, искаженных унынием и угрюмостью. Сегодня все это, кажется, в прошлом. Но зато сегодня страшные карикатуры на нас самих рисуем мы сами, сами русские. Националистическое движение, напитанное одним чувством – чувством ненависти. Огромные страшные  баннеры на пол-стадиона с клеветнической надписью «Это Россия». Не обезображенные интеллектом лица молодых ребят с несложившейся жизнью, орущих «Россия для русских»... Впрочем, не буду продолжать – вы не хуже меня знаете, как самые светлые слова – «патриотизм», «родина», «любовь к родине» - все это перемазывается сегодня грязью. Как само слово, которое должно было бы украшать нас, делается жупелом, пугалом и произносить его становится едва ли не неприличным...

Кто все это делает? Коварные «они»? Или глупые и злобные «мы»? Или глупые «мы» под диктовку коварных «их»? А какая, собственно, разница – «они» или «мы»? Ведь результат один – всесто того, чтобы нас любить, от нас начинают шарахаться... Это нужно нам? Едва ли. Не нужно это нам.

Но если это нам не нужно, то почему мы все это позволяем?